В чем главное отличие православия от католичества (основные главные сходства разделение переход раскол почему)

katolichestvo-pravoslavieКатолическая и православная церковь различия.

Организация Церкви

Православие сохраняет территориальное разделение на независимые поместные церкви. Нынче их пятнадцать, девять из которых являются патриархатами. В области канонических вопросов и обрядов у поместных церквей могут быть свои особенности. Главой Церкви православные считают Иисуса Христа.

Католицизм придерживается организационного единства в авторитете папы с разделением на церкви латинского и восточного (униатского) обряда. Монашеским орденам предоставлена значительная автономия. Главой Церкви и непререкаемым авторитетом католики считают Папу Римского.

Православная Церковь руководствуется решениями Семи Вселенских Соборов, Католическая – уже двадцати одного.

Принятие новых членов в Церковь

В православии это происходит через Таинство Крещения троекратным, во имя Пресвятой Троицы, погружением в воду. Креститься могут как взрослые, так и дети. Новый член Церкви, даже если это ребенок, сразу причащается и миропомазывается.

Таинство Крещения в католицизме происходит через обливание или окропление водой. Креститься могут и взрослые и дети, но первое причастие происходит в возрасте 7-12 лет. К этому времени ребенок должен выучить основы веры.

Богослужение

Главное богослужение у православных – Божественная Литургия, у католиков – Месса (современное название католической литургии).

Православные Русской Церкви во время служб стоят в знак особого смирения пред Богом. В других Церквях восточного обряда во время богослужения позволено сидеть. А в знак безоговорочной и полной покорности православные совершают коленопреклонения.

Не совсем справедливо мнение о том, что католики сидят всю службу. Треть всей службы они проводят стоя. Но есть такие богослужения, которые католики выслушивают стоя на коленях.

Различие в причащении

В православии Евхаристия (причащение) совершается на квасном хлебе. И священство, и миряне причащаются и Кровью (под видом вина), и Телом Христовым (под видом хлеба).

В католицизме Евхаристия совершается на пресном хлебе. Священство причащается и Крови и Тела, а миряне – только Тела Христова.

Исповедь

Обязательной в православии считается исповедь в присутствии священника. Без исповеди к причастию человек не допускается, кроме причащения младенцев.

В католичестве исповедь в присутствии священника обязательна хотя бы только один раз в год.

Крестное знамение и нательный крест

В традиции Православной Церкви – четырех-, шести- и восьмиконечные кресты с четырьмя гвоздями. В традиции Католической Церкви – четырехконечный крест с тремя гвоздями. Православные крестятся через правое плечо, а католики – через левое.

Иконы

Есть православные иконы, почитаемые католиками, и католические иконы, почитаемые верующими восточного обряда. Но все же существуют существенные различия в священных изображениях на западных и восточных иконах.

Православная икона монументальна, символична, строгая. Она ни о чем не повествует и никого не поучает. Ее многоуровневость требует расшифровки – от буквального до сакрального смысла.

Католическое изображение более живописно и в большинстве случаев является иллюстрацией к библейским текстам. Здесь заметна фантазия художника.

Православная икона двумерна – только горизонталь и вертикаль, это принципиально. Пишется она в традиции обратной перспективы. Католическая икона трехмерна, писанная в прямой перспективе.

Скульптурные изображения Христа, Богородицы и святых, принятые в католических храмах, восточной церковью отвергаются.

Брак священников

Православное священство делится на белое духовенство и черное (монахов). Монахи дают обет безбрачия. Если священнослужитель не избрал для себя монашеский путь, то он должен жениться. Все священники-католики соблюдают целибат (обет безбрачия).

Учение о посмертной участи души

В католичестве, кроме рая и ада, есть учение о чистилище (частном суде). В православии этого нет, хотя есть понятие о мытарствах души.

Отношения со светской властью

Нынче только в Греции и на Кипре православие является государственной религией. Во всех других странах Православная Церковь от государства отделена.

Отношение Папы Римского со светскими властями государств, где католицизм является господствующей религией, регулируются конкордатами – договорами между папой и правительством страны.

Когда-то человеческие интриги и ошибки разъединили христиан. Отличие в вероучении, безусловно, является препятствием к единению в вере, но не должно являться поводом ко вражде и взаимной ненависти. Не для этого когда-то на землю пришел Христос.

Что случилось?

Глава Русской православной церкви патриарх Кирилл встретится с папой римским Франциском. Встреча, как сообщила пресс-служба Ватикана, состоится 12 февраля на Кубе, в международном аэропорту им. Хосе Марти в Гаване.

2

Что в этом такого важного?

Хотя бы то, что это первый случай в истории, когда московский патриарх встречается с папой римским. Между православной и католической церквами много исторических разногласий. Тем не менее, предстоятели других православных церквей иногда встречаются с папой, а Русской православной — никогда.

3

Разве православных церквей много?

Да, в отличие от римско-католической, православная церковь не централизирована — в мире насчитывается 15 поместных православных церквей. Каждая поместная православная церковь сама определяет характер и меру отношений с другими церквами, в том числе с католической. Поэтому, например, константинопольская церковь имеет регулярные контакты с Римом, и константинопольский патриарх и папа римский довольно часто встречаются.

4

Почему папа и патриарх встречаются в аэропорту? Немного странное место для исторической встречи.

Да. И это показательно. Встречи папы с предстоятелями других поместных православных церквей проходят не на нейтральной территории, а дома у одной из сторон. Например, встреча понтифика с константинопольским патриархом в декабре 2014 года состоялась в Стамбуле — древнем Константинополе. Они также встречались в Риме и Иерусалиме — общих святынях для всех христиан. Видимо, в РПЦ не хотят преувеличивать значение встречи патриарха Кирилла и папы римского, опасаясь вызвать недовольство со стороны консервативных кругов в церкви. Католиков в этих кругах принято считать еретиками, так что никакой дружбы с ними быть не может.

5

А как в Русской церкви относились к возможности встречи раньше?

Русская православная церковь традиционно воздерживалась от двусторонних встреч на таком уровне. Папа Иоанн Павел II мечтал о встрече с прежним патриархом московским Алексием II, но тот всегда уклонялся. Как и сейчас, главной причиной была позиция радикальных «консерваторов».

6

Православные и католики всегда были порознь?

Нет. До XI века они составляли одну христианскую церковь, которая была неразделенной. Потом по причине некоторых богословских расхождений, а также из-за обострившихся политических, социальных и культурных разногласий между западом и востоком они прекратили общение друг с другом. И это общение до сих пор не восстановлено, несмотря на то, что многие из разногласий прошлого ушли.

7

Чем отличается католичество от православия сейчас?

Сейчас главным отличием католичества от православия является вопрос о роли первенствующего епископа в церкви и природе его первенства. Для католической церкви это епископ Рима (папа), первенство которого, по учению этой церкви, имеет божественное происхождение. Для православных такая интерпретация первенства неприемлема. Они готовы вернуться к тому пониманию Римского первенства, которое существовало в первом тысячелетии. В то время восточная церковь интерпретировала это первенство как такое, о котором церкви договорились между собой, чтобы им легче было координировать свою деятельность, но не как божественное установление. Этот вопрос не может быть пока решен даже в рамках двустороннего диалога.

8

Ясно. А есть разногласия, которые решаются через диалог?

Да. Например, вопрос о способе исхождения Святого Духа в Святой Троице. Православные считают, что Святой Дух исходит только от Отца, но не от Сына. А католики — что и от Отца, и от Сына. В эпоху средневековья этот вопрос вызвал напряженные споры. Сейчас же обе стороны готовы достигнуть согласия по нему. Например, католическая сторона готова принять православную формулировку.

9

Католические и православные богослужения как-то отличаются?

Отличаются. То, что пришедший с улицы человек видит в католической и православной церквях, как правило, похоже: и там, и там висят иконы, стоят мощи святых, на главном месте находится алтарь, где совершается литургия. Но есть и отличия. Например, с середины XX века богослужение в католической церкви совершается на национальных, а не сакральных языках, в пении в храме обычно принимают участие все находящиеся в нем. Православное же богослужение более длительное, пышное, поет только хор, прихожане в большинстве случаев стоят, а не сидят.

10

Разногласия у Ватикана только с РПЦ? Или с другими Поместными православными церквами тоже?

С другими тоже. Богословские разногласия с католической церковью затрагивают все православные церкви в одинаковой мере. Но двусторонние контакты с Римом у многих из них лучше, чем у РПЦ — во всяком случае, существующие разногласия не мешают сторонам встречаться на самом высоком уровне.

11

Поможет ли встреча патриарха и папы сблизить две ветви христианства?

Вряд ли. Встреча в аэропорту едва ли решит какие-либо богословские вопросы и не факт, что они даже будут затрагиваться во время обсуждения. Однако встречаться лучше, чем не встречаться, и остается надежда, что в результате Православная и Католическая Церкви все же сделают еще один шаг навстречу друг другу.

Автор: архимандрит Кирилл Говорун, доктор философии, старший преподаватель Стокгольмской школы теологии, научный сотрудник Колумбийского университета (США)

«В вопросах веры не должно быть ни уступок, ни колебаний» (св. Марк Ефесский).

Среди части христиан бытует суждение, что между православием и католицизмом практически нет расхождений и пора бы уже объединиться. Да, действительно, в самом центральном, в самом основном, что составляет сущность христианства, мы с католиками объединены, несмотря на все наши различия. Это основное — вера в святую Троицу и в Христа как Богочеловека.

Но истинное объединение возможно только в истине и при точных догматах, как их записали Вселенские Соборы и отцы Церкви. Только такой путь будет спасительным объединением во Христе, а не объединение на основе чисто человеческих амбиций. Различия наших Исповеданий можно классифицировать и перечислять по разным признакам.

Наиболе известны догматические отличия: Филиокве

Издревле в своем учении о взаимоотношениях Лиц Святой Троицы Церковь учила, что Третье Лицо Св. Троицы, Святой Дух, предвечно исходит только от Первого Лица Святой Троицы — Бога Отца. Это учение было основано на словах Христа : 

«Когда же придет Утешитель, которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, который от Отца исходит. Он будет свидетельствовать о Мне». (Ин.15.26).

Эта вероучительная формула была внесена в Символ Веры на Втором Вселенском Соборе (381 г.). Затем этот Собор, а также и Третий и Четвертый Вселенские Соборы, подтвердив истинность Символа Веры, запретили делать какие-либо добавления к Никео-Цареградскому Символу Веры.

Однако, в 589 году, на местном испанском соборе в Толедо было сделано добавление к Символу Веры, согласно которому Святой Дух исходит не только от Отца, но также и от Сына — так называемое Филиокве (Filioque). Эта прибавка была внесена в католический Символ Веры, без созыва Вселенского Собора, что противоречит всем правилам Церкви, т. к. всякое добавление к Символу Веры может быть сделано только Вселенским Собором.

Латиняне утверждают, что Святой Дух исходит «от Отца и Сына», ссылаясь на учение бл. Августина «что имеет Отец, имеет и Сын». Отвечая на этот аргумент, св. Фотий говорит: 

«Если Сыну принадлежит то, что принадлежит Отцу, то обязательно должно принадлежать и Святому Духу…, а если изведение Духа есть общее свойство, то оно должно принадлежать и Самому Духу, т.е. Дух должен исходить и от Самого Себя, быть и причиной, и произведением этой причины; этого не измышляли в своих мифах даже древние греки».

Далее, католики, кроме невидимого Главы, Иисуса Христа, признают еще видимого главу, Римского епископа, папу, и его, а не Вселенскую Церковь, считают непогрешимым. Православные Главой церкви считают единственно Христа.

Наиболе известны догматические отличия: Учение о главенстве римского епископа

Учение о главенстве папы возникло в IX-м веке и является главным догматом Римского исповедания. Католики утверждают, что Христос сделал ап. Петра своим наместником на земле, а преемником ап. Петра стал римский папа, который и получил от него все права и преимущества. Католики считают Папу:- Наместником Христа на Земле, Главой Вселенской Церкви, Главным Епископом всех Католиков, Учителем Веры, Интерпретатором Христианской Традиции, Непогрешимым. В отличие от папы, православный Патриарх, является первым среди равных, но не как наместник Христа на земле.

Согласно Римо-католической Церкви папская власть обеспечивает единство Вселенской Церкви, каковой она себя считает. Это единство осуществляется через общее подчинение единому главе, которое является необходимым условием принадлежности к Церкви и свидетельством о нем. Церковное единство осознается католичеством иерархически, тогда как Православная Церковь полагает его основу в единстве Тела Христова, в сакраментальной общности всех верных, объединенных не единством власти, а единством таинств, прежде всего, «Евхаристии как таинства церковного единения». Православие, начиная от апостолов, считает, что безошибочными являются лишь решения Вселенских Соборов, которые являются голосом церкви, но не как не мнение и решения одного человека. В 1870 году был установлен новый догмат о непогрешимости Римского Папы в делах церкви и вероучения, нравственности и морали.

Наиболе известны догматические отличия: Догмат о непорочном зачатии

В 11 веке был введён догмат о том, что Дева Мария была зачата непорочною. По православному Преданию Пресвятая Богородица была очищена от первородного греха благодатью Святого Духа, когда архангел сказал ей: «Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышняго осенит Тебя» (Лк. 1; 35). Изначальное отсутствие первородного греха (непорочное зачатие) у Марии противоречило церковному учению о Христовом искуплении всех людей: ведь в таком случае Богоматерь в искуплении не нуждалась.

Наиболе известны догматические отличия: Догмат о посмертном телесном вознесении Девы Марии

В 1950 г. католики установили еще один новый догмат о посмертном телесном вознесении Девы Марии. Несмотря на глубочайшее почтение к Богородице, Св. Отцы отмечали, что и она согрешила до Воскресения её Сына. Св. Иоанн Златоуст упоминает о том, что во время свадьбы в Кане Галилейской, она давала Ему указания (Ин 2: 3 — 4). Но, восприняв Святого Духа во время Пятидесятницы, она смогла очиститься от всякого греха и умерла безгрешною.

Православная Церковь учит, что Первый Человек был по своей природе совершенен и безгрешен. В грехопадении его природа была «испорчена», он стал «падшим» человеком. Согласно же Западной традиции, двойственность человеческой природы существовала и у Адама, но была устранена благодаря особому сверхъестественному дару «благодатной праведности», который до грехопадения удерживал душу и тело Адама в Божественном единстве. С грехопадением Адам этого дара был лишен и пришел как бы «естественное» человеческое состояние, а природа человека не претерпела, таким образом, никаких изменений.

Соответственно этим подходам, конечное «обожение» человека, согласно восточной традиции, состоит в возвращении в то исходное совершенное состояние, которым обладал Адам до грехопадения. Согласно же западной традиции, «обожение» заключается в возвращении человеку Богом тех дополнительных сверхъестественных даров, которые придают Божественную составляющую, его извечно противоречивой природе, а возможность этого обеспечивается искупительной жертвой Христа.

По римско-католическому учению, сущность грехопадения заключается не столько в повреждении духовных и телесных сил, сколько в том, что человек оскорбил Бога, навлек на себя Его праведный гнев и лишился первобытной праведности. Благодаря искуплению, совершенному Иисусом Христом, человеку возвращается первобытная праведность, и людям для оправдания и спасения остаётся только усвоить заслуги Спасителя и воспользоваться благодатью, подаваемой в таинствах. И так как естественные силы человека сохранились почти в неповрежденном состоянии, то он может сам через веру и, в особенности, через свои добрые дела заслуживать у Бога и приобретать себе право на получение наград от Бога и вечного блаженства.

Для римо-католиков принято учение о сверхдолжных заслугах святых. Они учат, что добрые дела или заслуги Святой Девы и святых превышают количество, необходимое для их спасения, От них остаётся еще некоторое количество как бы излишних, сверхдолжных добрых дел. Этот излишек образует собой так называемую сокровищницу сверхдолжных заслуг, которая находится в полном, безусловном распоряжении папы. Кто не имеет столько своих собственных подвигов, сколько нужно для удовлетворения правды Божией за грехи его, тот может, по милости папы, воспользоваться сверхдолжными заслугами святых из церковной сокровищницы. Учение это было утверждено в 1343 г.

Однако, Библия определенно предупреждает нас, что каждый человек будет судим соответственно тому, что он делал, живя в теле, доброе или худое. (2 Кор. 5; 10). Грехи каждого могут быть очищены искренним покаянием, а не сверхдолжными заслугами добрых дел святых.

Таким образом, в католичестве дела превращаются в нечто само по себе ценное, в заслугу перед Богом. Спасение человек ожидает получить не по милости Божией, а как должное за свои труды. С исключительно правовой, внешней, судебной точки зрения католик смотрит и на свои отношения к Богу. Добрые дела для него не есть плод известной настроенности души, не выражение любви ко Христу (Ин. 14:15), не показатель духовно-нравственного роста человека, а просто — плата правосудию Божию. Чем больше совершит человек добрых дел, тем большую меру блаженства получит он в будущей жизни, и чем меньше у него этих дел, тем меньше права на блаженство.

Православная церковь учит, что если человеку и будет даровано вечное блаженство, то не как нечто им заслуженное, а как дар неизреченной милости Божией. Апостол Павел именно об этом и писал : «Ибо возмездие за грех — смерть, а дар Божий — жизнь вечная во Христе Иисусе, Господе нашем». (Рим.6:23). Именно дар, а не должное воздаяние за заслуги и подвиги.

Также неправославным является католический догмат о чистилище, где пребывают души грешников короткое или длительное время, в зависимости от количества и тяжести грехов, чтобы очиститься

В чистилище души горят в очищающем огне; когда грехи их будут искуплены, они могут получить доступ в рай. Здесь в течение известного срока, в зависимости от важности и количества грехов, души умерших терпят разнообразные муки и этими мучениями платят за совершённые на земле, но еще не оплаченные грехи. Когда срок мучений оканчивается, когда долг правосудию Божию уплачен сполна, душа переходит из чистилища в рай. Чистилище будет существовать до второго пришествия Христа, но души грешников, попадающие туда, не будут там ждать Страшного суда. Каждая душа пробудет в чистилище столько времени, сколько необходимо для искупления грехов. Участь души в чистилище зависит не только от ее раскаяния, но и от молитв, возносимых за нее на земле. При помощи месс, молитв, добрых дел, совершаемых в память умерших верующими на земле, участь души в чистилище может быть облегчена и срок пребывания ее там может быть сокращен.

Однако же, Господь говорил только о вечном огне, в котором будут мучиться грешные и нераскаянные души, и о наслаждении в вечной жизни праведников и тех, кто покаялся. Нигде Господь не говорил о промежуточном состоянии, где душа должна очиститься, чтобы спастись.

В Библии нет ни одного стиха, который пусть даже косвенно, но утверждал бы, что человек может заслужить Царство Небесное. Согласно же учению католиков, Рай даруется людям за их заслуги при жизни, как нечто должное, чего человек имеет право требовать. Это учение идет вразрез с учением Христа, который сказал — «Когда исполните все, повеленное вам, говорите: мы рабы, ничего не стоящие, потому что сделали, что должны были сделать» (Лк.17:10).

Следуя Евангелию Церковь верит, что и праведники, и грешники ожидают воскресения мертвых, и что они уже пребывают в пред-раю или пред-аду в зависимости от хороших и плохих дел, «качества» всей самой земной жизни, истинной веры в Бога, ожидая окончательного суда. Апостол Павел говорит: «И все сии, свидетельствованные в вере, не получили обещанного, потому что Бог предусмотрел о нас нечто лучшее, дабы они не без нас достигли совершенства» (Евр. 11; 39-40).

Срок мучений в чистилище может быть сокращен, по учению католиков, и путем папских индульгенций. Индульгенция — это прощение грехов или уменьшение наказания, которое должен понести грешник для удовлетворения правды Божией, после того, как ему будут отпущены вина и вечное наказание за грехи по ходатайству святых. Эти индульгенции даются живым людям, и освобождают их от обязанности приносить удовлетворения, исполнять за известные грехи епитимии.

Индульгенции даются и умершим, и им сокращается срок мучения в чистилище. Индульгенции эти, по великому милосердию Божьему и по снисхождению папы, могут быть розданы даром или за какие-нибудь благочестивые подвиги — путешествие ко святым местам, за полезные общественные мероприятия, за какие-нибудь заслуги и пожертвования в пользу папы.

Церковная организация

Церковно-организационное отличие состоит в том, что католики признают римского первосвященника главою Церкви и заместителем Христа на земле, тогда как Православие признает единого главу Церкви — Иисуса Христа и считает единственно правильным, чтобы Церковь строилась Вселенскими и Поместными соборами.

Организация католической церкви отличается строгой централизацией.

Римский папа — глава этой церкви. Он определяет нормы по вопросам веры и морали. Его власть выше власти Вселенских соборов.

В Католической Церкви есть епископат: митрополиты, архиепископы, епископы. У католиков есть и монашество, но в отличие от православных католические монахи объединены в так называемые монашеские Ордена.

У нас каждый монастырь живет своей самостоятельной жизнью и подчинен епархиальному архиерею. Ставропигиальные монастыри находятся под начальственным наблюдением и каноническим управлением Патриарха Московского и всея Руси или тех Синодальных учреждений, которым Патриарх Московский и всея Руси благословит такое наблюдение и управление.

У католиков ряд монастырей с одним уставом подчиняется одному общему главе — генералу монашеского Ордена. Он, как правило, является настоятелем старейшего из монастырей этого Ордена. Монастыри Ордена могут быть разбросаны по огромной территории, даже по всему миру, но тем не менее у них есть единое общее руководство.

Обряды

Обрядовые отличия католицизма также весьма существенны.

Католики учат, что таинства, вне зависимости от состояния человека, который их приемлет, являются не только действительными, но и спасительно-действенным.

Наша Церковь учит, что церковные таинства считаются действительными при совершении их всяким канонически правильно поставленным священником по Церковному уставу. Но спасительно-действенным таинство является только тогда, когда человек приемлет его с должным расположением.

Исповедь

Существуют особенность католического учения и об исповеди.

В крещении человеку прощаются все грехи: и смертные, и простительные: и в отношении вины, и в отношении наказания. То есть в крещении человеку прощается все.

В таинстве же исповеди, как учат католики, все происходит по-другому: смертные грехи прощаются и в отношении вины, и в отношении наказания, но вот простительные грехи прощаются только в отношении вины, а наказание при этом остается.

Наказание человек непременно должен понести.

Отсюда и индульгенции, и учение о чистилище и о разного рода канонических наказаниях. Понести наказание — это способ дать Богу удовлетворение. Поэтому после исповеди, как правило, духовник выдает католику точный перечень канонических наказаний, которые тот должен понести за грехи.

Евхаристия

Начиная с XI века, католическая Церковь ввела новшество и в установленное таинство Божественной Евхаристии, а именно, использовать вместо квасного хлеба опресноки, что противоречит древней традиции Вселенской Церкви.

Спор об опресноках. т.е. каким хлебом причащаться: квасным или постным. имеет догматическую подоплеку: Так как просфора — символ тела Христова, то наличие или отсутствие в ней дрожжей связано с тем был ли Христос абсолютно мертв после Распятия.

Православные считают, что Бог не мог быть абсолютно мертв, а была мертва лишь его человеческая природа. Католики считают, что без полной смерти нет полного воскресения.

Также католичество, разделяя всех людей на «проповедывающих» (т.е. священников и монахов) и «слушающих» (т.е. мирян) причащает вторых только хлебом, а православие всех причащает хлебом и вином.

Католики-миряне обычно причащаются Тела и Крови Христовой «под одним видом», т.е. пресуществленным хлебом, православные же — «под двумя», т.е. пресуществленными хлебом и вином.

Но ведь сам Господь заповедовал:

«Если не будете есть Плоти Сына Человеческого и пить Крови Его, то не будете иметь в себе жизни» (Ин 6:53).

Другое новшество, придуманное папской Церковью, заключается в том, что пресуществление Честных Даров происходит при словах «Приимите, ядите: сие есть Тело Мое», и «Пейте из нея все; сия есть Кровь Моя» (Мф. 26; 26-28), хотя в ранней Церкви, как говорят об этом древние богословские книги, пресуществление Честных Даров происходило с призыванием Святого Духа, т.е. дары пресуществлял Святой Дух, а не священник. Моментом преложения Святых Даров у католиков считаются установительные слова Христа Спасителя: «Примите, ядите, сие есть Тело Мое…», а не молитва призывания Святого Духа, как в Православной Церкви.

Эпиклеза (призывание Духа Святого) есть в древних литургических текстах и конечно же в литургиях святого Иоанна Златоуста и святого Василия Великого. В католической мессе(православной литургии) этой молитвы нет.

Для католиков главное — произнесение формулы, даже если в роли этой формулы выступают слова Христа Спасителя. Главное — чтобы формула была вовремя произнесена.

Иначе в Православной Церкви. Хотя мы, молясь на каждой литургии, верим и знаем, что чудо совершится, что вино и хлеб действительно станут Телом и Кровью Христа Спасителя, но все же главное в литургии — это молитва о том, чтобы чудо совершилось, чтобы Дух Святой пришел и преложил то, что было хлебом и вином, в Тело и Кровь Христа Спасителя.

Другое таинство, в котором ясно присутствует рационалистический дух римо- католической Церкви, — это таинство миропомазания. Святые апостолы и Православная Церковь совершали таинство святого миропомазания сразу после таинства крещения, чтобы новокрещенный получил дары Святого Духа. Но римо-католическая Церковь со времени отложила святое миропомазание и совершает его спустя много лет, потому что, находясь под влиянием духа рационализма, верит, что ребенок должен быть «совершеннолетним», а потом над ним будет совершено святое миропомазание или (конфирмация).

Крещение

Еще одно нововведение римо-католиков — отказ от древнего порядка крещения с троекратным погружением. Хотя по словам апостола Павла: 

«Неужели не знаете, что все мы, крестившиеся во Христа Иисуса, в смерть Его крестились? Итак, мы погреблись с Ним крещением в смерть, дабы, как Христос воскрес из мертвых славою Отца, так и нам ходить в обновленной жизни» (Рим. 6; 3-4).

Троекратное погружение символизирует трехдневное погребение Христа, нашего Спасителя и Его Воскресение.

Христос также был погребен в пещере, как нас погружают в воду и воскрес, как новый человек воскресает от грехов. Тем не менее, папы, продолжая вводить новшества, совершают таинство крещения не с погружением, а с окроплением или обливанием, углубляя существующие расхождения между Церквями.

Брак

У Католиков брачное венчание совершается навсегда и представляет собой контракт между каждым из супругов и самой Церковью. Священник играет роль свидетеля контракта. Контракт не может быть отменен ни при каких обстоятельствах, за исключением нарушений в его ритуале. Единственной целью брака в Католичестве является деторождение. Разводы не практикуются, за исключением бесплодия.

У Православных, венчание не контракт, а мистический духовный союз, подтверждающий союз Христа и Его Церкви. Вступившие в брак создают домашнюю церковь. Свидетелем является не священник, а «весь Народ Божий», священник служит лишь осуществляет Божию волю.

Первостепенная цель брака в православии — осуществление самоотверженной любви и достижение духовно-телесного единства двух личностей, а затем — деторождение. Развод практикуется только в случае супружеской измены.

Культура

Православие создало иную культуру церковного пения, молитвословия и звона; у него иное облачение; у него иное знамение креста; иное устроение алтаря; оно знает коленопреклонение, но отвергает католическое «приседание»; оно не знает дребезжащего звонка во время совершительных молитв и многого другого.

Для православной иконы характерна подчеркнутая условность, символичность. Изображается не столько сам предмет, сколько идея предмета. Все подчинено раскрытию внутреннего смысла. В православной иконе нет того торжества и ликования телесности, которое можно увидеть у католиков.

Для иконы характерна обратная перспектива, где точка схода располагается не в глубине картинной плоскости, а в предстоящем перед иконой человеке — идея изливания мира горнего в мир дольний. У католиков же это обычные картины, которые изображают христиан или Бога. Отсюда и внешнее положение света, в отличие от православной иконы, в которой свет исходит из святого.

У католиков нимб летает над головой святого. То есть, нимб — это нечто отделенное, преходящее извне. Православные же нимбы пишутся вокруг головы и представляют собой нечто неразрывно связанное с личностью. Нимб католический — это венец святости, приданный извне, а нимб православный — венец святости, рожденный изнутри.

В православной иконе, цвет несет символическую нагрузку, у католиков же это способ передать чувственность.

Католическое искусство трехмерно, натуралистично, в нём разрешены статуи, и корнями оно восходит ко греко-римской языческой традиции.

Священные персонажи Католических изображений подаются в их «естественном состоянии», «как живые». Эта идея восходит к представлению Католического Ренессанса о том, что «Милость Божия улучшает Природу» (а не просто наполняет её).

Миссионерство

Отмечается различие и в миссионерской направленности. Православие признает свободу исповедания и отвергает весь дух инквизиции, — истребление еретиков, пытки, костры и принудительное крещение. Оно соблюдает при обращении чистоту религиозного воззрения и его свободу от всяких посторонних мотивов, особенно от запугивания, политического расчета и материальной помощи («благотворительность»). Оно не считает, что земная помощь брату во Христе доказывает «правоверие» благотворителя. Оно, по слову Григория Богослова, ищет «не победить, а приобрести братьев» по вере. Оно не ищет власти на земле любой ценою.

Православие следует Св. Апостолу Павлу (2 Кор. 1, 24) и не стремится «брать власть над чужою волею», но «споспешествовать радости» в сердцах людей; и твердо помнить завет Христа о «плевелах», не подлежащих преждевременному выпалыванию (Мф. 13, 25-30).

Католицизм же считает, что «цель оправдывает средства», и что для обращения можно прибегать и к давлению.

Например, на протяжении 20-х и в начале 30-х годов 20 столетия католики активно пытались использовать ситуацию в Русской Церкви и истолковали мученичество тысяч православных как благоприятный шанс для будущей католической миссии на территории России, освобожденной от «схизматического» (греч. schizma, от schizo разделяю. раскол, отделение от господствующей церкви) влияния.

Политика

Существуют и политические отличия. Православная церковь никогда не притязала ни на светское господство, ни на борьбу за государственную власть в виде политической партии. Церковь и государство имеют особые и различные задания, но помогают друг другу в борьбе за благо. Государство правит, но не повелевает Церкви и не занимается принудительным миссионерством.

Церковь организует свое дело свободно и самостоятельно, соблюдает светскую лояльность, но судит обо всем своим христианским мерилом и подает благие советы, а может быть, и обличения властителям и благое научение мирянам. Ее оружие — не меч, не политико-идеологический подход и не орденская интрига, а совет, наставление, обличение и отлучение.

Имевшие место византийские и после-петровские уклонения от этого порядка — были явлениями в православной жизни нездоровыми.

Католицизм, напротив, ищет всегда и во всем, и всеми путями — власти: светской, клерикальной, имущественной или личностно-внушаемой.

Нравственное отличие заключается прежде всего в том, что православие направлено в область духовную, а католицизм в юридически-регламентирующую. Православие взывает к свободному человеческому сердцу. Католицизм — взывает к слепо-покорной воле.

Православие пробуждает в человеке живую, творческую любовь и христианскую совесть. Католицизм требует от человека повиновения и соблюдения предписаний.

Православие спрашивает о самом лучшем и зовет к евангельскому совершенству. Католицизм спрашивает о «предписанном», «запрещенном», «позволенном», «простительном» и «непростительном».

Православие идет в глубь души, ищет искренней веры и искренней доброты. Католицизм дисциплинирует внешнего человека, ищет наружного благочестия и удовлетворяется формальной видимостью доброделания.

Православие полагает, что слепое подчинение авторитету заглушает личную совесть, что ни любовь, ни Вера, ни совесть воле не подчинены, и могут совсем не отозваться на ее «понуждения».

Можно принудить себя ко внешнему служению (молитве, стоянию и поклонам, милостыне), но невозможно вынудить у себя благоговение, любовь, сострадание, милосердие и благодарение. Только внешнее «благочестие» повинуется воле, но оно может быть видимостью или притворством.

Самим священникам римско-католической церкви предписано строгое безбрачие (целибат), и этим фактически стерто различие между белым и черным духовенством.

Католицизм воспитывает в пастве дисциплину воли и покорность внешнему церковному авторитету, даже в вопросах добра и зла, греха и его допустимости. В католиках воспитывают идею, что постоянными усилиями воли они способны понудить себя к предписанной авторитетом Церкви Вере.

В противовес этому Митрополит Антоний Храповицкий пишет: 

«православная вера есть вера аскетическая; православное богословское мышление — то, которое не остается мертвым достоянием школы, но влияет на жизнь и распространяется в народе, — оно есть исследование о путях духовного совершенствования»

Кроме, указанных различий в Исповедании православных и католиков имеются и иные отличия, например, лишение младенцев Св. причастия, пост в субботу.

И тем не менее

Нельзя сказать, что глобальные изменения в мире не отразились сегодня на отношении Католической Церкви к своему видимому главе. Ослабление прежнего полумистического отношения к папе, стремление очеловечить его образ в противовес прежнему обожествлению засвидетельствовал II Ватиканский собор ( 1962-1965 г.г.).

Эти изменения продолжаются, хотя их характер неоднозначен. С одной стороны, абсурдность папы в образе полубога становится все более очевидной в самой Римо-католической Церкви, с другой стороны, слишком многое в католическом сознании связано с этим образом, он содержит в себе нечто столь существенное для всего бытия Католической Церкви, что отказ от него грозит потрясениями для всего стройного здания, называемого римским католицизмом. На папу возложено столь многое, что без него уже не мыслится и сама Церковь. Католический разум вынужден смиряться с любыми противоречиями института папства, потому что любая попытка поколебать его грозит вызвать цепную реакцию неконтролируемых изменений.

Надо признать, что несмотря на все различия с нашей Православной Церковью, в Католической Церкви были великие святые, и есть настоящая вера и в служителях Церкви, и в отдельных людях.

Мы также не сомневаемся, что догматы о главенстве и непогрешимости папы Римского и иные догматические и нравственные ошибки католической церкви основаны не на учении Священного Писания, не на учении отцов Церкви, но являются плодом чрезмерных эгоизма, личной гордости, амбиций и тщеславия, впавших в прелесть, римских пап.

Весьма глубоко и верно высказался русский философ Николай Бердяев: 

«не мoжeт быть и речи o coeдинeнии церквей, мы мoжeт говорить только o coeдинeнии двух человеческих миров, мира восточнo-православного и миpa зaпaднo-кaтoличecкoгo. Цepкoвь — однa, и в нeй пoлнoтa. Разделены и нeпoлны лишь люди, человеческая иcтopия, в этом проявляется их греховность и oгpaничeннocть. Искупление чeлoвeчecкoгo гpexa и пpeoдoлeниe oгpaничeннocти не может быть достигнуто фopмaльными униями, a лишь измeнeниeм взaимныx oтнoшeний двyx xpиcтиaнcкиx миpoв в caмoй глyбинe peлигиoзнoгo oпытa».

И по словам другого выдающегося русского философа Владимира Соловьева: 

«Православный Восток никогда не может быть обращен в латинство, ибо в таком случае Церковь Вселенская превратилась бы в Церковь Латинскую и само христианство потеряло бы свое особенное значение в человеческой истории».

ОТВЕТ ПРЕПОДОБНОГО АМВРОСИЯ СТАРЦА ОПТИНСКОГО БЛАГОСКЛОННЫМ К КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ

Напрасно некоторые из православных удивляются существующей пропаганде Римской церкви, мнимому самоутверждению и деятельности её миссионеров и усердию католических сестёр милосердия, и неправильно приписывают католической церкви такую важность, что будто бы, по отпадении оной от Православной Церкви, сия последняя не пребыла такой же, а имеет необходимость искать соединения с ней.

По строгом исследовании мнение сие оказывается ложным, а энергичная латинская деятельность не только не возбуждает удивления, но напротив возбуждает глубокое сожаление в сердцах людей благомыслящих и разумеющих истину.

Православная Восточная Церковь от времён Апостольских и доселе соблюдает неизменными и неповреждёнными от нововведений как учение Евангельское и Апостольское, так и предание св. отцов и постановления Вселенских Соборов, на которых Богоносные мужи, собравшись от всей Вселенной, соборне составили Божественный Символ Православной веры и, провозгласив его вслух всей Вселенной во всех отношениях совершенным и полным, воспретили страшными прещениями всякое прибавление к нему и убавление, или изменение, или переставление в нём хотя бы одной йоты…

Римская же церковь давно уклонилась в ересь и нововведение. Ещё Василий Великий обличал в этом некоторых епископов Рима в послании своём к Евсевию Самосатскому: «Истины они не знают, и знать не желают; с теми, кто возвещает им истину, они спорят, а сами утверждают ересь» (Окруж. посл. п. 7).

Апостол Павел заповедует удаляться от повреждённых ересью, а не искать с ними соединения, говоря: «Еретика человека, по первом и втором наказании отрицайся: ведый яко развратися таковый и согрешает и есть самоосуждён» (Тит. 3: 10, 11).

Соборная Православная Церковь не двукратное, а многократное делала
вразумление частной Римской церкви; но последняя, несмотря на все
справедливые убеждения первой, пребыла упорной в своём ошибочном образе мыслей и действий.

Ещё в седьмом столетии породилось в западных церквях неправое мудрование, что дух Святой исходит и от Сына. Вначале против сего нового умствования восставали некоторые папы, называя оное еретическим. Папа Дамас так о нём говорит в соборном определении: «Кто об Отце и Сыне мыслит право, а о Духе святом не право, тот еретик» (Окруж. посл. п. 5). То же подтверждали и другие папы, Лев III и Иоанн VIII.

Но большая часть их преемников, обольстившись правами на преобладание и нашедши в том для себя много мирских выгод, дерзнули изменить Православный догмат об исхождении Св. Духа, вопреки постановлений семи Вселенских Соборов, также и вопреки ясных слов самого Господа в Евангелии: «Иже от Отца исходит» (Иоан. 15: 26).

Но как одна ошибка, которую не считают ошибкой, всегда влечёт за собой другую, и одно зло порождает другое, так случилось и с Римской церковью. Едва только успело явится на Западе сие неправое мудрование, что Дух Святой исходит и от Сына, как само породило другие подобные тому исчадия и ввело с собой мало по малу другие новизны, большей частью противоречащие ясно изображенным в Евангелии заповедям Спасителя нашего, как-то: кропление вместо погружения в Таинстве Крещения, отнятие у мирян Божественной Чаши и причащение только под одним видом хлеба, употребление облаток и опресноков -вместо хлеба квасного, исключение из Литургии Божественного призывания Всесвятого и Животворящего и Всесовершающего Духа.

Также ввело новизны, нарушающие древние Апостольские обряды Соборной Церкви, как-то: устранение крещаемых младенцев от Миропомазания и принятия Пречистых Тайн, устранение состоящих в браке от Священства, признание папы за лицо непогрешительное и за местоблюстителя Христова и проч.

Таким образом, извратило весь древний Апостольский чин совершения почти всех Таинств и всех Церковных учреждений, — чин, который содержала древняя, святая и Православная Церковь Римская, бывшая тогда честнейшим членом Святой Соборной и Апостольской Церкви (Окруж. посл. 5, пункт 12).

Но главная ересь римской церкви, не по существу, а по действию, есть
измышленный догмат главенства, или вернее горделивое искание
преобладания епископов Рима над прочими четырьмя Восточными патриархами.

Ради сего преобладания приверженцы Римской церкви поставили своего папу выше правил и учреждений Вселенских Соборов, веруя в его непогрешимость. Но какова эта папская непогрешимость, свидетельствует не ложная история.

О папе Иоанне XIII говорится в определении Констанцкого Собора,
низложившего сего папу: «Дознано, что г. Иоанн папа есть грешник
закоренелый и неисправимый, был и есть беззаконник, справедливо
обвиняемый в человекоубийстве, в отравлениях и других тяжких злодеяниях, который часто и упорно перед различными сановниками утверждал и доказывал, что душа человеческая умирает и потухает вместе с телом человеческим, подобно душе животных и скотов, и умерший отнюдь не воскреснет в последний день».

Беззакония папы Александра VI и его сыновей были так чудовищны, что, по мнению современников, этот папа заботился о водворении на земле царства сатаны, а не Царства Божия. Папа Юлий II упивался кровию христианской, постоянно для своих целей вооружая христианские народы друг против друга (Духовн. Беседа 1858г. N41).

Есть много и других примеров, свидетельствующих о великих погрешностях пап; но теперь говорить о них не время. При таких исторических свидетельствах о повреждении ересью и о погрешностях пап справедливо ли величаются (превозносятся) паписты мнимым достоинством Римской церкви?

Справедливо ли уничижают Православную Восточную Церковь, основывающую свою непогрешимость не на одном каком-либо лице, но на учении Евангельском и Апостольском и на правилах и постановлениях семи Вселенских и девяти поместных Соборов? На сих Соборах были со всей вселенной мужи Богодухновенные и святые, и установили всё касающееся до потребностей и духовных нужд Церкви, согласно со Св. Писанием.

Поэтому основательно ли поступают католики, которые ради мирских целей поставляют лицо своего папы выше правил Вселенских Соборов, почитая папу своего более непогрешительным?

По всем высказанным причинам Соборная Восточная Церковь пресекла общение с частной Римской церковью, как отпавшей от истины и от правил Соборной Православной Церкви. Римские же епископы как начали гордостью, гордостью и оканчивают. Они силятся доказывать, что будто бы Православная Соборная Церковь отпала от их частной церкви. Но это несправедливо и даже нелепо. Истина свидетельствует, что Римская церковь отпала от православной.

Хотя католики ради мнимой правоты выставляют на вид, что папа их, во
время единения с Соборной Православной Церковью, в числе пяти патриархов был первый и старший, но это ради царственного Рима, а не по духовному какому достоинству или власти над другими патриархиями. Несправедливо назвали они и церковь свою католическою, т.е. соборною. Часть целым никогда называться не может; а римская церковь до отпадения своего от Православия составляла только пятую часть Соборной Церкви.

Особенно же потому Римская церковь соборною называться не должна, что она отвергла постановления Вселенских Соборов, последуя неправым своим умствованиям. Некоторым бросается в глаза численность и повсюдность приверженцев католической церкви, и потому думают недостоверно разумеющие истину, что не должна ли ради сей причины называться Латинская церковь Вселенскою или Соборною?

Но мнение это весьма ошибочно, потому что нигде в Св. Писании не
приписывается особенного духовного права множеству и численности.
Господь ясно показал, что признак истинной Соборной Церкви не
заключается в множестве и численности, когда говорит в Евангелии: «Не
бойся, малое стадо: яко благоизволи Отец ваш дати вам Царство»
(Лк. 12: 32). Есть и пример в Св. Писании не в пользу множества.

По смерти Соломона, при сыне его разделилось царство Израильское, и Св. Писание десять колен представляет отпавшими, а два колена, бывшие верными долгу своему, не отпавшими. Посему напрасно католическая церковь старается доказывать правоту свою множеством и численностью и повсюдностью.

Признак Вселенской Церкви на Вселенских Соборах св. Отцами означен
совсем иной, т.е. соборне положено: веровать во Едину, Соборную и
Апостольскую Церквовь, а не просто во вселенскую, или повсюдную Церковь. Римская церковь хотя и имеет повсюду во вселенной своих последователей, но так как не хранит свято соборных и Апостольских постановлений, а уклонилась в нововведения и неправые мудрования, то совсем не принадлежит к Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви.

Также весьма ошибочно рассуждают к католикам благосклонные, которые думают во-первых, что по отпадении западных от православия в Соборной Церкви будто бы чего-то не достаёт. Ущерб сей заменён давно премудрым Промыслом ~ основанием на Севере Православной Церкви Русской.

Во-вторых, будто бы ради прежнего старейшинства и ради численности
Римской церкви Православная Церковь имеет потребность в соединении с оной.

Но есть суд человеческий, и есть суд Божий. Апостол Павел ясно говорит: «Кое общение свету ко тьме? (2 Кор. 6: 14), т.е. что свет истины Христовой с тьмой еретичества никогда совмещаться не может.

Католики же своей ереси остановить не хотят и упорствуют, как свидетельствуют о них, на деле исполняющиеся столько столетий, слова Василия Великого: «Истины они не знают, и знать не желают; с теми, кто возвещает им истину, они спорят, а сами утверждают ересь», — как сказано выше.

Благосклонные к католикам вместо сего должны бы лучше рассуждать о сказанном во псалмах: «возненавидех церковь лукавнующих» (Пс. 25: 5), и пожалеть о тех, которые, ради преобладания и сребролюбия, и других мирских целей и выгод, возмущали едва ли не всю вселенную посредством инквизиций и лукавых иезуитских происков и доселе возмущают и оскорбляют православных в Турции через своих миссионеров.

Миссионеры католические не заботятся обращать в христианскую веру природных турок, а стараются совращать с истинного пути православных греков и болгар, употребляя для
сего всякие небогоугодные средства и ухищрения.

Не лукавство ли это, и не злобное ли лукавство? Благоразумно ли было бы искать единения с такими людьми? По этой же причине стоит ли удивляться мнимому усердию и мнимому самоотвержению сих деятелей, т.е. католических миссионеров и сестёр милосердия? Это прямо жалкие подвижники. Они стараются не ко Христу обращать и приводить людей, а к своему папе.
Что сказать ещё на вопросы: католическая церковь и другие вероисповедания могут ли называться Новым Израилем и ковчегом спасительным? И как разуметь о Евхаристии настоящей Римской церкви?

Новым Израилем может называться только Церковь правоверующая, а
повреждённая еретическими мудрованиями не может. Св. апостол Иоанн
Богослов говорит: «От нас изыдоша, но не беша от нас; аще бо от нас были: пребывали убо быша с нами; но да явятся, яко не суть вси от нас»
(1 Иоан. 2: 19).

И св. апостол Павел говорит: «един Господь, едина вера» (Еф. 4: 5), т.е. едина вера истинная, а не всякое верование хорошо, как безрассудно думают отделившееся от единой истинной Церкви, о которых св. апостол Иуда пишет: «Яко в последнее время будут ругатели, по своих похотех ходяще и нечестии. Сии суть отделяюще себе от единости веры, и суть телесни (душевни), духа не имуще» (Иуд. 18-19). Посему чуждые истины как назовутся Новым Израилем? Или как будут кому-либо пристанищем спасительным, когда и то и другое не может совершаться без благодати Св. Духа?»

Такими убедительными словами Богоносный Оптинский старец Амвросий, избранный сосуд Духа Святаго, великий чудотворец и прозорливец свидетельствует о безблагодатности католической церкви и всяких других религиозных собраний, ложно именующих себя христианскими.

То есть спасительная благодать Духа Святого в католичестве и протестантизме отсутствует полностью, а не частично, как пытаются доказать некоторые «ученые христианские модернисты».

Сейчас много говорят о необходимости экуменического диалога и соединения различных христианских церквей, о том, что в каждой церкви есть доля благодати и доля истины и т.д. Это все соблазн и ложь! Разве разделился Господь и Спаситель наш Иисус Христос, Который, по слову св. апостола Павла является главою Церкви, представляющей собою тело Христово?! Господь учредил одну Церковь, а не две или три или более. «Один Господь, одна вера, одно крещение» (Еф. 4: 5).

Православные христиане должны твердо помнить простую и основополагающую Православную истину: в мире существует лишь одна Церковь Христова — Единая Святая Соборная и Апостольская Церковь, основанная Самим Господом Иисусом Христом в День Сошествия Святого Духа на апостолов, которая пребудет едина, нерушима и истинна до скончания века. Мы именно так святоотечески веруем и исповедуем. Аминь.

Надеемся, что вам понравилась статья про различия католической и православной церквей. Оставайтесь с нами на портале общения и самосовершенствования и читайте другие полезные и интересные материалы на эту тему!

Источник информации для статьи взят с: http://mylove.ru/ https://thedifference.ru/  http://www.blagobor.by/