Упражнения Тайцзицюань (Тай чи) для начинающих уроки гимнастики формы стили

0
48


Интересная статья о секретных техниках классических текстах и принципах комплекса упражнений тайцзицюань для тех. кто интересуется восточными единоборствами и практиками управления собственным телом умом и энергией.

Мы уже писали ранее подобных вещах:  Китайская дыхательная гимнастика и упражнения цигунНастоящая медитация и практика цигун. Заниматься тайцзицюань можно в любом возрасте и уровне физической подготовки, существую различные уровни практик.

Это плавные медленные движения гармонизирующие организм с Вселенской энергией. Они имеют очень много преимуществ и секретов и способны сделать человека радующимся жизни.

Из краткого обзора истории возникновения и развития тайцзицюань очевидно, что в системе этой отражены мудрость, опыт и знания многовековой китайской культуры, и прежде всего — ее даосской традиции.

Основной категорией даосизма является Дао. Интерпретации Дао разнообразны. О Дао как первоистоке всего сущего говорится в «Даодэцзин» — «Книге Пути и Благодати», написанной основоположником даосизма Лаоцзы (IV—V вв. до н. э.): «Есть нечто бесформенное, но законченное, прежде Неба и Земли существующее, беззвучное, бескачественное, ни от чего не зависящее, неизменное, всепроницающее, неизбывное. Его можно считать матерью всего, что существует под небом. Истинного имени его мы не знаем, произвольно назову его „Дао»» (перевод В. В. Малявина).

«Высшее, Всепроникающее, Сокровенное начало» — так называют Дао китайские философы древности. В книге Гэ Хуна «Баопу-цзы» («Философ, обнимающий пустоту») говорится: «Сокровенное есть не что иное, как праотец естественности (природы) и великий предок «мириад различий».

Темны и непроглядны его глубины, и посему именуют его тончайшим. Непостижима и глубока его даль, поэтому и называют его тайным, Оно столь высоко, что, словно шапка, покрывает девять небес, и столь оно обширно, что, как оправа, объемлет восемь сторон света.

Принципы тайцзицюань

Его сияние в солнце и луне, а быстрота его — в пробеге молнии,.. Металл не сравнится с ним в твердости, а щедрая роса не сможет превзойти его мягкостью. Квадратное оно, но не измеряется угольником, круглое, но не измеряется циркулем (Круглое и квадратное, угольник и циркуль — символы Неба и Земли, инь и ян.)… Оно смещает Цянь — Небо и объемлет Кунь — Землю…

…Оно, подобно Хуанхэ и Вэй, в себе растет, но не переполняется; когда из него черпают, то все же не умаляется. Когда оно даяние получает, то нет ему прибавления; когда же отнимают у него, то не изнуряется и не истощается оно» (перевод Е. А. Торчинова).

Хотя само слово «Дао» переводилось и как «Путь», и как «Принцип», и даже как «Слово-Логос», для даосов — это Путь, принцип существования мира, всеобщий путь его движения, то есть Дао — и вечное, неизменное и бесформенное и в то же время творческое, созидательное начало всего сущего, все в себя вмещающее.

Лаоцзы пишет: «Дао рождает одно. Одно рождает два. Два рождает три, три рождает все вещи. Все объемлется инь, проникается ян, и из мирового ци образуется гармония (хэ)». Как соотносятся с этим высказыванием китайские космогонические теории?

По одному из представлений древнекитайской натурфилософии о мироздании, мир возник из безличного хаоса, породившего два космических принципа, два начала, инь и ян, которые разделяют этот хаос на небо и землю, создают из грубых частиц животных, а из легких — людей.

Есть и другой вариант подобного представления: мир образуется из первоматерии ци, легкая и чистая часть которой поднимается вверх и создает небо, а тяжелая и мутная опускается вниз и создает землю. Первая называется ян-ци, вторая — инь-ци.

В китаеведческой литературе достаточно часто встречаются и такие варианты изложения древнекитайских космогонических мифов:

«…Мир возник… из единого бесформенного и нерасчлененного состояния — У-цзи, о котором нельзя сказать ничего определенного. Это У-цзи, или «Негативный предел», перешло в состояние Тай-цзи («Великий предел»), где все разделилось на два первичных и противоположных начала — ян и инь.

Гимнастика тайцзицюань упражнения

Ян — это мужское начало, олицетворяющее все светлое, положительное, активное, теплое и т. п. Соответственно инь — женское начало, символизирующее все темное, отрицательное, пассивное, холодное. Их взаимодействие породило весь мир, и, пока они существуют, существует все…»

Или:
«…Древнекитайские философы утверждали, что развитие мира определяется взаимодействием двух противоборствующих космических принципов — инь и ян. Исходное значение иероглифов, которыми записывались эти термины, — темная и светлая сторона горы.

sekretnye-tekhniki-i-kompleks-uprazhneniy-tai-chiИнь считалось источником мрака, холода, влаги, смерти: ян же, напротив, — света, тепла, огня, рождения. В результате их союза, подобием которого является брак мужчины с женщиной, в мифические времена возникла вселенная. Гармоничное сочетание инь и ян определяет порядок в космосе, природе, государстве, семье, равновесие физических и психических сил человека».

Хотя именно такая форма интерпретации понятий инь и ян, к сожалению, весьма распространена, она очень обедняет, если вовсе не искажает суть предмета, сводит его на уровень противопоставления «хорошего» мужского и «плохого» женского.

Об этом очень хорошо сказано у Л. П. Сычева — одного из ведущих советских искусствоведов-китаистов, который, говоря о том, что единая символическая система пронизывала в прошлом буквально все стороны жизни китайцев и отражала самую суть его мышления, пишет: «В основе этой системы лежит представление о жизни как о бесконечной цепи перемен, как о непрестанном движении, обусловленном взаимодействием двух противоположных начал: активной мужской силы ян и пассивной женской силы инь.

Тайцзицюань классические тексты принципы мастерство

Здесь необходимо сказать, что весьма распространенное в китаистике определение инь — ян как начала отрицательного и начала положительного противоречит духу китайской натурфилософии, где эти две силы Природы рассматриваются как Мать и Отец, совместно творящие Жизнь. Зримым воплощением ян и инь китайцу представлялись Небо и Земля.

И снова хочется подчеркнуть, что образ Земли-Матери, Земли-кормилицы никак не вяжется с представлением об отрицательном начале. «В «И цзине» сказано: «У инь и ян общие свойства, но у твердого и мягкого есть своеобразие. В этом — творческая сущность Неба и Земли».

Небо и Земля одновременно и едины, и противоположны. Они едины в своем творческом порыве, но это единство не что иное, как гармония единичности и множественности. Небо единично и бесконечно… Земля множественна и конечна…»

Древние китайцы говорили: «В покое инь и ян соединяются, в движении они разделяются», — и движение их, их преобразование друг в друга и рождает жизнь.

Как писал в своих письмах Герман Гессе, посвятивший большую часть своей жизни и лучшие свои произведения Востоку, «инь и ян должны играть друг с другом, но не враждовать». Они «определяют ткань жизни». С точки зрения китайской натурфилософии, «все есть ци».

Первоначально иероглиф «ци» означал воздух, дыхание, пар, темп; позже «ци» стали понимать как первоматерию, изначальный эфир, основную материю природы, мировую пневму, жизненную силу, жизненную энергию, психическую энергию и т. п.

В японском комментарии к тексту Лаоцзы есть такое толкование: «Дао порождает единое ци, единое ци, разделившись, порождает инь-ци и ян-ци; инь-ци и ян-ци взаимодействуют и порождают гармоничное ци. Это гармоничное ци становится ядром жизни, производит все вещи».

Древнейший комментарий к «И цзин» — «Сицычжуань» («Традиция афоризмов») —дает этому закону классическое определение: «Один раз инь, один раз ян — это и есть Дао (Путь)». В этом комментарии пишется: «В Поднебесной различные пути приводят к одинаковому, а многие размышления возвращают к единому.

К чему Поднебесной размышления! Солнце заходит, восходит луна, луна восходит, солнце заходит. Солнце и луна взаимодвигают друг друга, и рождается свет. Холод уходит, тепло приходит, тепло уходит, холод приходит. Холод и тепло взаимодвигают друг друга, и год завершается. То, что искривляется, и то, что выпрямляется, воздействуют друг на друга, и рождается польза».

Секретные техники, путь и мастерство тайцзицюань

То есть инь — ян взаимопроницаемы и присутствуют друг в друге, постоянно друг в друга переходят; нарастает одно, убывает другое — и они неизбежно меняются местами. Потому и их взаимодействие с точки зрения древнекитайских учений не есть единство и борьба противоположностей: одна сторона не может столкнуться с другой, потому что присутствует в ней.

Наивысшим воплощением диалектического единства и взаимодействия этих двух космических принципов является «Великий Предел» — Тайцзи, обозначающий «Единое», «Абсолют», то есть тоже Дао. Символ его, знак или «монада» — графическое отображение единства инь — ян, их взаимосвязи и взаимопроникновения, ибо в недрах инь уже таится и зарождается ян, и наоборот.

Черная капля-запятая — символ инь, белая — ян, точки противоположного цвета в центре каждой капли — символ зарождения одного начала в недрах противоположного; их переплетенное взаимопереливание, где нет четкой грани между началом одного и концом другого, замкнуто и образует круг — символ гармонического их единства, символ бесконечности, символ вечности.

Итак, ян — это Солнце, Небо, движение, активное, светлое, твердое, горячее, полное, внешнее, мужское; инь — Луна, Земля, покой, пассивное, темное, мягкое, холодное, пустое, внутреннее, женское. Перечень этот можно длить и длить. Очень хорошо сказано у Т. П. Григорьевой; «Исчерпать все параметры инь — ян — все равно что исчерпать все параметры жизни».

Человек в этой системе занимает особое место. Он считается порождением Неба и Земли, в нем слиты ян-ци и инь-ци. «Гармонически соединяя в себе начала Неба и Земли, человек был средоточием всеобщего порядка и движения мира, всепроницающего и предвечного Пути-дао.

Поэтому… всякий человек, будучи органической частью мира, вибрирует в унисон со всем сущим; все, что случается в мире, находит отклик в человеке, и все, что происходит в человеке, эхом отдается в космических просторах» (В. В. Малявин).

Потому человек и считается третьей космической потенцией, творящей Вселенную, частью триады Земля — Человек — Небо. И если он по причине невежества своего нарушает правильный ритм инь —ян и их взаимоуравновешенность, то начинаются всякие невзгоды, нарушается правильный ритм жизни в любой сфере. С точки зрения древнекитайской философии именно человеку дано привести все существа к совершенству, гармонизировать мир.

Тайцзицюань классические тексты и принципы

Таково его назначение. Потому к высотам мир «идет через человека». И потому врачи и философы считали, что человек должен жить в гармонии с собой и с природой, а человеческий организм мыслится как некий космос в миниатюре, где тоже происходят постоянные взаимосвязи и взаимопроникновения инь и ян: за вдохом следует выдох, за сном — бодрствование, фазу активности каждого внутреннего органа сменяет фаза пассивности, смех взахлеб часто доводит до слез, а после бурного проявления гнева приходит разрядка. Ассимиляция и диссимиляция — тоже проявления этого универсального принципа.

Не случайно тайцзицюань берет свое название от «Великого предела» Тайцзи, наивысшего выражения гармонии инь и ян, ибо является воплощением этого принципа. Потому и название «Тайцзицюань» можно перевести как «Кулак Великого предела», «Высочайшее действие», «Упражнение в гармонии», ибо термин «цюань» (кит. «кулак») говорит здесь не только об искусстве боя, но может трактоваться как «действие», «упражнение», «сосредоточение», «собирание в единое целое», то есть тот круг понятий, которые хорошо могут быть проиллюстрированы сжиманием кисти в кулак.

Отсюда суть названия «Тайцзицюань» можно интерпретировать так: благодаря руке или кулаку (то есть способу действий) занимающийся добивается собственной гармонизации (тела, характера, ума, духа и т.д.) и своего гармонического единства с окружающим миром, воплощенного в тайцзи, Великом или Высшем пределе — «матери» инь и ян. Так через название передается цель, достигаемая благодаря этим упражнениям.

Как даосская система упражнений тайцзицюань ориентируется на реализацию принципа инь — ян? В медленных, плавных движениях вес постепенно переносится с одной ноги на другую. Эта смена «полного» («нагруженная» нога) «пустым» («ненагруженная» нога) осуществляется в гармонии с движениями рук, корпуса, дыханием и состоянием глубокой внутренней концентрации на выполняемых упражнениях.

Движения очень красивы, грациозны и напоминают медленный танец. Красивы они тоже не случайно. Ведь красоту китайцы ассоциируют с гармонией. «Красота спасает мир» потому, что восстанавливает нарушенный ритм ци. Поэтому же она врачует душу, избавляя не только от психического, но и от физического расстройства, она придает циркуляции ци правильный характер.

Тайцзицюань искусство гармонии и метод продления жизни

Ход движений осуществляется также по принципу инь — ян: за поворотом направо следует поворот налево, за накатом — откат, за движением вверх — движение вниз. Движения непрерывны, хорошо сбалансированы, округлы, ритмичны.

При правильном их выполнении сохраняется чувство душевного спокойствия, равновесия и психической расслабленности (в смысле отсутствия эмоциональной напряженности), ощущение полного погружения в непосредственный акт действия, как бы растворение своего «я» в самом процессе и точной координации всех действий.

Движение совершается как бы самопроизвольно и протекает при полном отсутствии выраженных в словесной форме внутренних самоприказов: «Я делаю то-то…» Соблюдение этого принципа выполнения упражнений соответствует даосскому состоянию «не-деяния» (увэй), способствующему слиянию с «Абсолютом», приобщению к космической гармонии.

В то же время движение это является реализацией еще одного даосского принципа — «покой в движении». При этом физическая расслабленность должна сочетаться с сохранением бдительности, с внутренней собранностью, сконцентрированностью на выполняемом действии и предощущением действия последующего.

В этом тоже выражается соблюдение принципа инь — ян, как и в том, что внимательность к движениям и сосредоточенность на них сочетаются с постоянной готовностью к быстрому реагированию на внешние импульсы. Происходящее вокруг не выпадает из поля зрения занимающегося, и само занятие ни в коем случае не уподобляется сну наяву, некоему плаванию в сомнамбулическом состоянии, о чем мы довольно часто читаем в статьях журналистов, например. И к сожалению, не только у журналистов.

Важнейшим принципом даосизма, также лежащим в основе системы тайцзицюань, является принцип «естественности» (цзыжань), согласно которому все движения строятся с учетом соблюдения законов «телесной механики», которые определяют все естественные возможности моторной активности частей человеческого тела.

Мы видим, что тайцзицюань является комплексом психофизической тренировки человека, состоящим из динамических движений, сочетающихся с дыхательными упражнениями и аутотренингом.

Отсюда проистекает еще одно весьма распространенное его название — «динамическая медитация», ибо в процессе освоения и выполнения упражнений осуществляется беспредметная медитация в двух формах: в виде концентрации внимания на нижнем психическом центре — даньтяне — точке или зоне, находящейся на передней срединной линии тела, на расстоянии примерно трех пальцев ниже пупка, и дыхании через него, и в виде упражнений на совершенное внимание. Такая беспредметная медитация также является воплощением принципов даосизма.

Такие «длинные» формы, как, например, 88 и 108 стиля Ян, делятся на три части, что символизирует три космические потенции Земля — Человек — Небо.

Китайская оздоровительная гимнастика тайцзицюань

Отдельно следует остановиться на таких основополагающих элементах всякого комплекса тайцзицюань, как «Начало», «Предварительные движения» и «Возвращение в исходное положение». Каков их сокровенный смысл?

«Начало» символизирует состояние Космоса, предшествующее сотворению мира. Неправильно слово «У-цзи», которым называется это состояние, переводить как «Негативный предел» или «Негативный принцип». Буквально это звучит как «Не предел», то есть отсутствие всякого предела, всякого ограничения, то есть Беспредельность, Великая пустота, отсутствие всяких форм, Великое Ничто, Совершенная пустота.

В одном из трудов Сунь Лутана, создателя тайцзицюань стиля Сунь, о котором мы уже рассказывали, есть прекрасные и проникновенные строки, посвященные этому состоянию, в которое должен войти приступающий к занятиям. Необходимо стать прямо лицом вперед, руки свободно висят вдоль туловища, а плоско лежащие на земле подошвы ног образуют прямой угол. Причем не следует при этом ни выкручивать пятки, ни подтягивать под себя пальцы ног.

Далее позволим себе просто процитировать Сунь Лутана: «…Имеет фундаментальное значение то, чтобы в ногах было такое ощущение легкости, как будто они стоят в пустоте. Будто ноги существуют сами по себе и даже не осознается, движутся они или нет. Безмятежность является структурой У-цзи, а в движении выразится функция У-цзи.

Если говорить о безмятежной У-цзи, необходимо достичь ощущения в груди Совершенной Пустоты. Мысль устремлена в Ничто. Взгляд влияет на состояние духовности — «глаза — властелины духа», поэтому их следует остановить. Ни внутри, ни снаружи нет ничего, что могло бы отвлечь взгляд…

Медицинский аспект  и боевое применение тайцзицюань

Принципиально важно то, что в груди Совершенная Пустота, без мыслей и намерений, а корень этой Пустоты лежит в животе (в даньтянь). От него может порождаться ци Беспредельности. Это Космическое ци напоминает дымку, которая не разделяется на темное и светлое, хорошее и плохое, чистое и мутное.

Поскольку данная форма не имеет конкретности, то по существу вещей назовем ее формой Беспредельности — У-цзи. Несмотря на глубочайшую сокровенность этого Принципа, можно осознать его, устремившись всем сердцем и мыслью. И тогда озарится значение У-цзи, возможностям вашим не будет предела».

«Предварительные движения» — это начало акта Творения, пробуждение Космического ци. Движениями своими занимающийся, вошедший в состояние У-цзи, пробуждает ци и погружает его в даньтянь — «Средоточие». И далее начинает рождаться Великий предел, Тай-цзи, то есть то, что подразумевается под «формой Тай-цзи, порождается из У-цзи. «Беспредельность является матерью Инь и Ян», — пишет Сунь Лутан.

В процессе выполнения формы это единое космическое ци разделяется на инь-ци и ян-ци, постоянно и гармонично взаимодействующие друг с другом. Достижение совершенной гармонии инь и ян в этом акте творения, который воссоздается при исполнении формы тайцзицюань, — есть смысл и цель занятий тайцзицюань, а возвращение к исходному положению в конце исполнения формы — это возвращение к «Началу», возвращение в состояние У-цзи.

Как пишет об этом Сунь Лутан, снова приняв исходную стойку, «тем самым мы вернулись в стойку осознания Беспредельности — У-цзи. В Сердце звучит нота Торжественности». Вхождение в это состояние Торжественности и сохранение его во время выполнения формы тоже очень важны.

Таким образом, занятия тайцзицюань — это тоже Путь, способ постижения Дао, дорога, ведущая к познанию себя и мира и к ощущению себя микрокосмом и в то же время частицей необъятного Космоса, ибо система эта — моделирование космических процессов и их законов.

Он основан на трех главных принципах философии тайцзи: изменяющихся триграммах И-Цзина, Диаграмме Тайцзи (Тайцзи-тy) и Пяти Элементах (Усин). В цели тайцзи-цюаня как практической системы входят гармонизация сознания, оздоровление, омоложение и долголетие. При помощи постоянных занятий тайцзи-цюанем человек начинает более полно осознавать некоторые из глубинных концепций китайской философии, которые невозможно объяснить только словами.

Важнейший принцип Тайцзи-цюаня – искать неподвижность в движении. Внешне движения Тайцзи-цюаня мягки и естественны, как летящая в небе птица, но разум управляет телом.

История возникновения.

Считается, что тайцзи-цюань был создан Чжан Саньфэном в эпоху Сун, около 1101 г. Известно также, что техники и формы, основанные на тех же базовых принципах, уже использовались во времена династии Лян (502—557) и преподавались такими мастерами, как Хань Гунъюэ, Чэн Линси и Чэн Би. Позднее, в династию Тан (618—907), Сюй Сюаньпин, Ли Даоцзы и Инь Лихэн пре­подавали схожие боевые техники. Из этих систем наиболее известны «Тридцать Семь Поз» (саньшици ши), «Посленебесные Техники» (хоутянь-фа) и «Малые Девять Небес» (сяо цзю тянь). Достоверность этих сведений подлежит сомнению, поэтому в действительности мы не знаем точно, кто и когда создал тайцзи-цюань. Так как о Чжан Саньфэне имеется больше исторических свидетельств, чаще всего создание тайцзи-цюаня приписывается именно ему.

Чжан Саньфэн известен также под именами Чжан Цзюньпао и Чжан Тун (т. е. Чжан Познавший). Его предки жили на Горе Дракона и Тигра (Лунхушань), в историческом даосском месте в провинции Цзянси, что на юго-востоке Китая.

Чжан Саньфэн родился 9 апреля 1247, и годовщину этого дня последователи тайцзи-цюаня поныне отмечают праздничным обедом, выпивкой и демонстрацией своего искусства.

Двенадцати лет от роду он начал изучать китайских классиков. Благодаря хорошей памяти и острому восприятию он постепенно подготовился к тому, чтобы стать государственным служащим. Некоторое время Чжан Саньфэн провел в медитации и размышлениях о своем будущем, находясь на горе Гэхуншань, где, по преданию, стал бессмертным Гэ Хун, министром императора Юаня (290-370).

После смерти родителей Чжан подал в отставку и вернулся в родные места на время, достаточное для того, чтобы раздать имущество родственникам. Затем в компании двух юношей он отпр вился в тридцатилетнее странствие по горам и старым храмам в поисках мудрого человека. В конце концов он осел на среднем западе Китая, в прекрасных зеленых горах Паоцзи, где вздымались три заостренных пика, по-китайски санъ фэн. Говорят, что в этот период он изучил знаменитый шаолинь-цюань.

В 1314, в возрасте 67 лет, он наконец встретил даоса по имени Хо Лун («Огненный дракон»). Этот отшельник учил Чжана, как стать бессмертным, но Чжан, прозанимавшись по его методу в высоких горах четыре года, мало чего достиг. Тогда он ушел на гору Удан и только там, спустя девять лет, осознал истину и Дао.

И снова он странствовал. Побывав в родных местах, он узнал, что все его родственники умерли. Когда династия Юань закончилась в 1368 и началась династия Мин (1368-1654), Чжан Саньфэн забеспокоился. Дело в том, что к тому времени он приобрел славу бессмертного даоса и боялся, как бы новая императорская фамилия не ощутила в нем потребности. Поэтому он решил изображать из себя сумасшедшего. Отсюда и еще одно его прозвание — Даос-неряха.

В 1385 император все же призвал его на службу, но Чжан скрылся где-то у границ провинции Юннань на юго-западе Китая и не показывался до 1399, когда ему пришлось вернуться на гору Удан на встречу со своим лучшим другом Вань Пуцзы. В 1407 император Чэн Цзы послал двух чиновников к Чжану на гору Удан, но они его не нашли. Тогда император приказал высокопоставленным сановникам построить на горе Удан храм в честь Чжана. В 1459 император Ю Чжун официально даровал ему титул «бессмертного». Таким образом, по легенде, Чжан Саньфэн родился в конце династии Сун, пережил всю династию Юань и дожил до правления Дин-цзуна из династии Мин, т. е. прожил более 200 лет.

В историческом документе «Нань лэй цзи ван чжэн нань му чжи мин» содержатся следующие сведения:

Сунский Чжан Саньфэн был даосом с Уданских гор. Император Хуэй-цзун призвал его, но дорога была перекрыта и он не смог прийти. Ночью Хуэй-цзуну приснилось, что император Юань (основатель династии Цзинь) обучает его кулачному бою. На заре он собственноручно убил сотню врагов.

Упоминание о Чжан Саньфэне также встречается в минской летописи «Мин ши фан цзи чжуань»:

Чжан Саньфэн, из округа Ляодунъи, он же Цюань И. (Настоящее) имя — Цзюньбао. Саньфэн — его прозвище. За свою неопрятность был также прозван Чжан Лата (Чжан Неряха). Он был высокий и большой, походил на черепаху со спиной журавля. Большие глаза и круглые уши. Борода длинная, как бунчук. Носил одну монашескую робу, зимой и летом. Мог съесть в один присест бочонок еды, а мог обходиться без пищи несколько дней или месяцев. Мог путешествовать на тысячу миль. Лю­бил подшучивать над людьми, вел себя так, словно вокруг никого не было. Часто ходил в Удан со своими учениками. Построил простую хижину и жил в ней. В двадцать четвертый год правления под девизом Хунъу (ок. 1399) минский император Тай-цзу прослышал о нем и отправил за ним посланника, но его так и не смогли разыскать.

Также существует запись в другом минском документе, «Мин лан ин ци сю лэй гао»:

Чжан-Бессмертный, по имени Цзюньбао, известен также под прозвищами Цюань И, Сюань Сюань и Чжан Лата. В третий год правления под девизом Тяньшунь (ок. 1460) он встретился с минским императором Ин-цзуном. Был нарисован портрет. Борода и усы прямые, волосы на затылке собраны в пучок. Багровое лицо и большой живот, в руке — бамбуковая шляпа. В верхней части портрета была сделана подпись им­ператора, в которой Чжан назван «Истинным даосом, достигшим четко­го различения и ясного понимания».

Есть много разных историй о том, как Чжан Саньфэн создал таицзи-цюань. Одна из легенд рассказывает о том, что однажды во сне Чжан Саньфэну привиделся мифический правитель севера Сюань У – таинственный воин (даосское божество). Он продемонстрировал свое боевое искусство и обучил ему Чжана.

По другой легенде, живя на горе Удан, Чжан однажды услышал, что птицы издают какие-то странные звуки, и увидел, что все они смотрят на землю, где змея подняла голову в оборонительной позе. Вдруг одна сорока бросилась вниз на змею. Змея слегка отодвинулась, чтобы избежать атаки, сохранив при этом свою обычную кольцеобразную позу. Сорока нападала снова и снова с тем же результатом. Так и продолжался этот поединок, вверх-вниз, взад-вперед, пока Чжан не вышел из двери. Сорока сразу же улетела, исчезла и змея. И тогда Чжан осознал истину о превосходстве мягкости над твердостью и стал создавать тайцзи-цюань.

Еще одна легенда рассказывает, что Чжан Саньфэн, увидев монахов, занимающихся боксом на горе Удан, подумал, что они используют слишком много внешней силы, чересчур напрягают мускулы, и поэтому легко теряют равновесие. Если бы Инь и Ян были сбалансированы в теле, подумал он, монахи не были бы такими неуклюжими. И он использовал принципы Дао природы, Диаграмму Тайцзи и И-Цзин для разработки своего тайцзи-цюаня. Цель движений в тайцзи — перенос ци, внутренней энергии, к шэнъ, духу, и использование преимущественно этой внутренней силы, а не внешней.

В нескольких древних текстах, приписываемых Чжан Саньфэну, описываются важнейшие принципы Тайцзи цюань:

Мягкостью преодолевать жесткость;
Движения округлые, без разрывов;
Покоем преодолевать движение;
В покое выжидать движения противника;
Начинать движение вторым, завершать первым;
Неспешностью – контролировать скорость;
Малым контролировать большое;
Использовать сознание, не использовать силу;
Четырьмя лянами сдвигать тысячу цзиней;
Заставлять противника проваливаться в пустоту;
Входя в контакт, прилипать и неотрывно следовать.

После Чжан Саньфэна искусство Тайцзи Цюань разошлось на две ветви: Южную и Северную.

Сейчас существует 5 основных стилей Тайцзи цюань: Чэнь ши и Ян ши, а также два стиля У (фамильные иероглифы звучат по-русски одинаково, однако имеют различное иероглифическое написание) и стиль Сунь.

Сущность тайцзи-цюаня.

Общая теория тайцзицюань крайне сложна и требует от человека, в частности, знания системы «энергетических каналов» цзинло, основных понятий классической китайской философии. «Истинную передачу» получали немногие, хотя их число не уменьшалось, а скорее даже росло, но это по-прежнему была капля в море непосвященных.

Развитие от ничего к чему-то и возвращение обратно к ничему — это основное понятие тайцзи-цюаня и даосской философии. Все в мире вовлечено в круговорот от Уцзи к Тайцзи и обратно к Уцзи.

Взаимосвязь этого круговорота и тайцзи-цюаня видна в самих позициях.
Занимаясь тайцзи-цюанем, не следует применять ни малейшей грубой силы, но надо быть легким и естественным. Двигаться — как белое облако по небу или как горный ручеек. Никто не знает ни откуда берутся облако и вода горного ключа, ни куда они уходят. Двигаясь от Уцзи к Тайцзи, выполняйте тайцзи-цюань так, как природа создает облако и воду. Ваше наружное движение (или Тайцзи) не должно проявлять начала и конца (Уцзи). Кроме того, ваш разум должен быть подобен ястребу, медленно парящему в небесах и вдруг камнем обрушивающемуся на высмотренного кролика. Покой скрывается в постоянном действии полета. Выработка умения телесного расслабления и сильной умственной концентрации после постоянной практики показывает, как Тайцзи может вернуться к Уцзи. Действие должно прятаться за кажущимся покоем. Так кот неподвижно сидит у мышиной норки, полный готовности к молниеносному прыжку. Так каждый из нас должен быть полностью сосредоточен в любой момент, но внешне этого не проявлять. В конце концов размашистые движения станут более тонкими. Акцент сместится с внешней формы на внутреннюю.

У Мастера нельзя уловить ни единого движения. Но дотроньтесь до него — и вы отлетите в другой конец комнаты.
Итак, особенность практики Тайцзи- цюань — это отказ от использования грубой мышечной силы, вместо которой применяется особое внутреннее усилие «Нэйцзинь». Создание этого усилия требует расслабленности и идеальных поз, в которых скелет безупречно «выстроен», а мышцы и сухожилия способствуют беспрепятственному прохождению по ним Ци. Медленные движения, характерные для практики Тайцзи цюань, позволяют добиться высочайшей скоординированности действий всех частей тела: верха и низа, правого и левого. Постепенно становится возможным увязать казалось бы противоположные друг другу требования: цельность и собранность с одной стороны, и подвижность и раскрепощенность – с другой. На продвинутых этапах практики акцент делается на непрерывном ведении «мысли – воли» – тогда внешне проявленные непрерывные движения становятся производными от внутренней непрерывности Мысли – Воли. Этот аспект практики Тайцзи близок к даосско – буддийским формам медитации «одноточечно – направленной концентрации сознания».

Все перечисленные моменты являются необходимым условием тренировки внутреннего усилия, пронизывающего все тело от стоп до кончиков пальцев рук, утонченного и мощного, послушного мысли, про которое говорили, что «в мягкой вате спрятана разящая игла», или «удар в Тайцзи подобен удару железной палки, обернутой в вату». Следует отдельно отметить главенствующую роль принципа «заимствования чужой силы». «Заимствование» означает использование чужого усилия для победы при минимальном использовании собственных сил. «Тебя тянут – ты толкай, тебя толкают – ты тяни».

Тайцзи цюань – далеко не единственная школа в Китае, где применяется этот принцип. Он прекрасно известен и в «жестких» Шаолиньских школах Ушу. Однако, если в других стилях заимствование не ставится во главу угла и обычно изучается только на очень продвинутом этапе, то в Тайцзи цюань ему учатся с самого начала, без него просто нет Тайцзи цюань. Этот принцип соответствует важнейшему даосскому постулату «действовать недеянием» и является единственным – начальным и высшим. Все остальные принципы Тайцзи цюань сообщают о том, как лучше этого достичь.

«Заимствование чужой силы» делает Тайцзи цюань одним из самых эффективных боевых искусств, но вместе с тем реально постигаемым очень немногими. «Взялся изучать Тайцзи цюань – 10 лет не показывайся на люди», – говорят в Китае. Действительно, требуется много времени, чтобы противопоставить это искусство грубой, но реальной силе, которую часто используют адепты других школ.

Чжан Саньфэн разработал 13 принципов – техник, и поныне составляющих основу Тайцзи цюань. В 13 техник входят: «Ба фа» – 8 фундаментальных методов применения внутреннего усилия, соответствующих Восьми триграммам Багуа, и «Убу» – 5 шагов, 5 положений тела, они соответствуют Пяти первостихиям Усин.

8 методов :

Отражение – Пэн;
Откатывание – Люй;
Нажимание – Цзи;
Толкание – Ань;
Притягивание – Цай;
Раскалывание – Яе;
Удар локтем – Чжоу;
Удар плечом – Као.
5 шагов : наступление – металл, отступление – дерево, взгляд влево – вода, взгляд вправо – огонь, центральное равновесие – земля.

Комбинации 8 методов и 5 шагов и составляют искусство Тайцзи цюань.

Несмотря на существенные внешние различия стилей Тайцзи цюань, сама структура обучения практически одинакова.

Во-первых, это внутренняя работа – Нэйгун, сочетающая статические, динамические и медитативные практики по взращиванию внутренней силы Нэйцзинь.

Во-вторых, изучение Таолу – канонической последовательности технических приемов, характерных для данного стиля. Выполняя Таолу, учащийся имеет возможность в одиночку шлифовать формы и внутренние принципы Тайцзи цюань, соединяя внутреннюю работу с техникой.

Третьим этапом в обучении является практика Туйшоу – «толкающие руки». Здесь основные принципы и навыки, приобретенные предыдущей работой, продолжают совершенствоваться в контакте с партнером, с чужой реальной силой. Выполняя Туйшоу, учатся применять практически 8 усилий и 5 положений тела, составляющих суть техники Тайцзи цюань. Без Туйшоу невозможно не только понимание Тайцзи цюань как боевого искусства, но даже правильное выполнение формальной техники Таолу. «Толкающие руки» учат секретам «Слышания», «Понимания» и «Заимствования чужого усилия».

Фотография демонстрирующая технику Туйшоу – «толкающие руки».
Туйшоу – «толкающие руки».

Продвинутый этап занятий Тайцзи цюань предполагает освоение традиционных видов оружия: прямого мяча – Цзянь, изогнутого меча – Дао, копья – Цянь, шеста – Гунь и других. Принципы Тайцзи цюань распространяются и на фехтование, однако, оно считается крайне сложным, поскольку требует очень хорошего владения Тайцзи -цюань без оружия.

Конечный результат долгой и правильной практики тайцзи-цюаня виден воочию, когда адепт достигает внутреннего очищения, которое проявляется как ясно видимое сияние или пламя. Это пламя —результат единства внутри индивидуума, возникающего при освобождении от беспокоящего и тревожного материального окружения. В конце концов время и пространство перестают иметь значение. Продвинутый адепт даже не воспринимает присутствия других людей. Ни звук, ни зрительный образ, ни течение времени не нарушают его концентрацию на тайцзи-цюане. Когда приходит это состояние, человек перестает быть самостоятельной единицей и смешивается со Вселенной, воссоединяется с единством всех вещей. Он проходит путь от достижения личного единства, первого великого достижения в практике тайцзи-цюаня, до отождествления со Вселенной. Таким образом приближается среда четвертого измерения.

«Спрос» на тайцзицюань был куда больше, чем на все другие стили. Это объясняется несколькими причинами, и прежде всего его доступностью для всех возрастов, многоплановостью, связью с самыми глубинными слоями традиции, эстетичностью и зрелищностью, ярко выраженным оздоровительным аспектом, полнотой духовно-философского выражения.

С пяти-шести часов утра в парках и на набережных всех без исключения городов и населенных пунктов Китая можно встретить сотни людей, занимающихся тайцзицюань.

Тайцзицюань — один из самых распространённых внутренних стилей ушу. В переводе с китайского означает — «кулак великого предела».

История возникновения тайцзицюань имеет две версии. По первой версии, своим возникновением и развитием тайцзицюань обязан семье Чэнь, основавшей его в XVII веке. Создателем стиля является Чэнь Вантин — именно от него можно проследить непрерывную передачу традиции. Согласно второй версии, тайцзицюань зародился в двенадцатом веке — у истоков стиля стоял знаменитый даос Чжан Саньфэн. Его заслугой стало объединение даосских внутренних практик управления энергией (ци) с различными стилями боевого ушу, которые он познал в своих путешествиях, встречаясь с прославленными мастерами, монахами, воинами.

Современной популярностью тайцзицюань обязан Ян Лучаню, который в середине 19 века пропагандировал данный стиль и даже преподавал его в императорском дворце. Именно тогда тайцзицюань разделился на два направления — боевому аспекту Ян обучал воинов, а придворных более интересовали оздоровительные упражнения. В начале двадцатого века, после буржуазной революции, стиль тайцзицюань стал стремительно распространяться по всему Китаю. Интересно, что несмотря на притеснения мастеров ушу, китайские власти эпохи Мао Цзэдуна проявили интерес к оздоровительному аспекту тайцзицюань. В 60-х годах 20-го века были опубликованы книги «Упрощённое тайцзицюань» и «88 движений тайцзицюань», по ним трудящиеся имели возможность самостоятельно обучаться основам данного стиля, касающимся, разумеется, только его оздоровительных аспектов.

По некоторым сведениям, тайцзицюань является самым массовым стилем ушу — он получил наибольшее распространение не только в Китае, но и во всем мире. В чем же его секрет? Прежде всего, это минимальные требования к физической подготовке и возрасту занимающихся — касается оздоровительного направления. Медленные плавные движения позволяют наладить правильную работу опорно-двигательного аппарата, помогают сконцентрироваться и отрешиться от внешнего. Чем-то движения в тайцзицюань похожи на движения ребёнка — они максимально гармоничны и естественны. Мягкие перекатывающиеся шаги, плавные движения рук — все это в сочетании с правильным дыханием позволяет работать не только на физическом уровне, но и параллельно осуществлять внутренние практики, развивать чувствительность, управлять универсальной энергией ци. Таким образом, тайцзицюань немыслим без цигуна, это ещё одно отличие его от других стилей ушу, в которых внутренней работе может уделяться меньшее внимание. Движение в тайцзицюань никогда не замирает — постоянно ощущается переход от активности (ян) к пассивности (инь). Занимающийся находится все время внутри энергетического шара, контролируя его размеры, плотность. Существуют комплексы тайцзицюань и с различным оружием — прежде всего с мечом (дзянь).

Достаточно один раз увидеть комплекс тайцзицюань в исполнении мастера, чтобы навсегда полюбить этот красивый стиль. Но, к сожалению, как это часто бывает, массовость и широкое распространение стиля отрицательно сказываются на качестве его преподавания. Многие увлекаются внешней стороной движений, не улавливая их сути, что превращает тайцзицюань в простой танец. Разумеется, эффект от таких занятий гораздо меньший, чем мог бы быть. Дело в том, что тайцзицюань — это боевой стиль ушу, предназначенный для применения в бою и зарекомендовавший себя как очень эффективное средство противостояния одному или нескольким противникам. Мастера тайдзи способны, концентрируя в ударе энергию ци, ломать толстые доски практически без замаха — коротким ударом с расстояния нескольких сантиметров. Конечно, подавляющееся большинство занимающихся изучают тайцзицюань не ради применения в бою, а для здоровья и самосовершенствования, но суть в том, что необходимо понимать каждое движение тайдзи ещё и как боевое применение, именно тогда возникает осознание — почему стойки, шаги, движения рук и ног именно такие, а не другие. Туй шоу — один из методов изучения тайцзицюань, подразумевающий работу в парах, позволяет осуществить переход от оздоровительных практик к пониманию гармонии тайдзи как боевого искусства.

Резюмируя суть тайцзицюань, можно сказать, что это — уникальное искусство саморазвития, включающее и боевое искусство, и оздоровительную систему, и медитативную практику. Тайцзицюань — это один из оптимальных и гармоничных путей познания цигун — практики управления своей внутренней энергией. Как и цигун тайцзицюань требует одновременного действия трёх факторов — сознания, движения и дыхания. На стыке цигуна и тайцзицюань возникли комплексы упражнений тайдзицигун.

По одной из распространённых классификаций, тайцзицюань включает следующие направления:

тайцзицюань семьи Чэнь;
тайцзицюань семьи Ян и его разновидности;
тайцзицюань У Юйсяна;
тайцзицюань У Цзяньцюаня;
тайцзицюань семьи Сунь;

прочие направления: «тайцзицюань деревни Чжаобао», «тайцзицюань уезда Хундун провинции Шаньси», семейный стиль Шэнь и т.д.;
даосские стили, например Школа Ветер-Гром (Фэн Лэй Пай).

Так что же получит занимающийся тайцзицюань? Во-первых, физическое и духовное здоровье, долголетие. Во-вторых, средство для релаксации и снятия напряжения, возможность быстрого преодоления стресса и осознанных действий в экстремальных ситуациях. В-четвёртых, гармонизацию эмоциональной сферы и межличностных отношений. Ну а кому этого недостаточно, можно прислушаться к мнению адептов стиля, которые рассматривают тайцзицюань как путь к просветлению.

Практикующему тайцзицюань будет полезно подумать над несколькими поэтическими метафорами, используя которые, китайцы дают точные и ёмкие характеристики различным аспектам тайдзи:

«Нет формы, нет тени». «Я» занимающегося соединяется с миром, растворяясь в нем, теряя свою форму;
«Все тело прозрачное и пустое». Опустошение сознания, концентрация на энергии — даёт объективное восприятие и возможность правильной реакции;

«Забудь окружающее и будь естественным». «Каменный колокол подвешен на Западной горе». «Чистый источник, спокойная вода». Сознание открыто, свободно, безгранично. Прекращение внутреннего диалога;
«Тигры ревут, обезьяны кричат». «Бурная река, штормящий океан». Безграничная мощь приложения накопленной энергии;
«Всем своим существом совершенствуй свою жизнь».

Данное искусство представляет собой комплекс упражнений, который выполняется размеренно, без резких движений и остановок.

Основными принципами тай чи являются:

неспешность;
мягкость;
расслабленность;
плавность;
координация.
Для правильного выполнения гимнастики начинающим следует прежде всего освоить правильное положение частей тела в различных вариантах упражнений, лишь потом упражнения повторяются без остановок и координируются с дыханием.

Концентрация на внутренних ощущениях в процессе выполнения упражнений и отстранение от внешних проблем позволяет нормализовать работу нервной системы, к тому же повышается гибкость тела, улучшается работа мозга и сердца.

Не пропустите самую популярную статью рубрики: Сушка тела для девушек. Программа тренировок, подробное меню питания на месяц по дням.

Показания к началу применения Тай чи

В результате многолетних наблюдений и научных исследований медицинское сообщество пришло к выводу, что выполнение гимнастики Tai chi, в том числе в качестве профилактического средства, будет полезно:

при остеопорозе (болезнь, поражающая соединительные ткани, при которой кости теряют прочность) — поскольку больным запрещается любая тяжелая физическая нагрузка, рекомендуются строго дозированные физические нагрузки, которые необходимо выполнять лежа или сидя для снижения нагрузки на опорно-двигательный аппарат;

при восстановлении организма после различных травм, переломов — поскольку гимнастика укрепляет мышечные ткани, не перегружая организм чрезмерной нагрузкой;

при болезни Паркинсона (заболевание центральной нервной системы, для которого характерна замедленность движений, нарушение рефлексов, дрожание в состоянии покоя) необходимо как можно дольше сохранять максимальны