Про христианскую семью: знакомства создание православного брака дети цитаты

0
40

idealnaya-zhizn-i-otnosheniya-khristian3  Сегодня мы поговорим о реальной жизни и отношениях в христианской семье, да и вообще наверно в семьях духовно пресвященных и благих людей, а также о том, как они справляются с реальными, а под час и неразрешимыми проблемами.

Дело в том, что так часто мы слышим гордое словосочетание настоящая христианская семья, но на деле оказывается, что настоящих смиренных, доверительных и духовных отношений встретить практически невозможно. То муж себя ведет не очень хорошо, то жена не смерена, или гармонии и взаимопонимания не хватает, поэтому, чтобы такой пример перед глазами у нас был, хочу привести небольшой рассказ, на мой взгляд о чрезвычайно интересной семье, от жены недавно ушедшего одного прекрасного человека, создателя целого христианского портала в интернете.

Остались ли в наше время настоящие христиане?

Мы познакомились на форуме отца Андрея Кураева 5 июля 2003 года. Меня тогда звали Аней Любимовой, и я только что закончила филфак МГУ, собиралась в аспирантуру. Друзья попросили меня разместить на форуме объявление о том, что в Николо-Сольбенский монастырь нужны трудники. В личку я получила сообщение от Анатолия Данилова, он писал, что сам поехать не сможет, а вот деньгами бы с радостью помог.

Потом я узнаю, что многим-многим-многим людям он помогал, пока были деньги – безотказно, не требуя возврата, не требуя отчета – по первой просьбе. Что в наше время встречаться довольно редко и у настоящих христиан.

Пока я выясняла реквизиты монастыря, завязался разговор. Потом Толик расскажет мне, что когда увидел мою аватарку на форуме, услышал голос: «Это твоя жена». Беседа затянулась, слово за слово Толик предложил познакомиться лично. Строгая школа воспитания духовника подсказывала, что если знакомиться, то только в храме.

Как создавался первый миссионерский христианский сайт

Однажды он решил, что в Интернете нет миссионерского сайта. Есть богословские, есть для воцерковленных, а миссионерского нет – надо сделать! Его горячо поддержал отец Александр Ильяшенко, и уже оба они меня поставили перед фактом, что надо быть мне главным редактором. Я долго сопротивлялась, но уговорили. Так, 20 января 2004 года появился “Правмир”.

Толик делал его полностью на свои деньги, привлекал своих сотрудников, заказывал дизайн, делал техработы, сидел после работы ночами. Жил он “Правмиром” до последнего дня.  Его мечтой было, чтобы “Правмир” – сайт о вере и человеке – стал бы очень-очень востребованным и очень-очень посещаемым.

Чтобы люди на его страницах свидетельствовали о своей вере. Чтобы в публикуемой полемике внешние видели, что православные – живые, умные люди, которые могут стоять на разных позициях, иметь разные взгляды, но при этом быть церковными людьми. Каждый день он выдавал новые идеи – я смогла реализовать небольшую часть, но все они были отличными и правильными.

Общались мы с Анатолием только по делу, только по “Правмиру”.

Как женятся настоящие христиане

Неожиданно, 26 сентября 2004 года, когда я подошла на исповедь накануне праздника Воздвижения Креста, духовник сказал мне, что Толя хотел бы на мне жениться. (комментарий редактора… что ясно показывает насколько не гордыми и смиренными бывают настоящие христиане)

Я испугалась и решила, что, наверное, не готова за него выйти замуж. Вернее, я была уверена на 99%, что не хочу, но вдруг 1% того, что это воля Божия?

Но батюшка велел присмотреться и думать «хоть год», а пока ходить вместе в театр.

Я думала два года. А потом решила, что не могут так ошибаться два самых близких мне человека – мама и духовник! Согласилась. И только согласившись, полюбила.

Чувство росло так, что через пару лет после свадьбы я отчаянно жалела, что потеряла два года возможной семейной жизни и так долго раздумывала.

Идеальные отношения в христианской семье

Толик был таким мужем, про которого я каждый день, звоня маме, говорила, что и не думала, что человек может любить так, не думала, что бывают ТАКИЕ отцы и мужья. Я не видела такой любви больше в своей жизни, такого внимания, такой заботы, это наверно были реально идеальные отношения даже для христианских семей. 

Он всегда был рядом. Я рассказывала ему все: все что думала, все, на что обижалась, все, что волновало. Выходя замуж, я готовилась всю себя посвятить дому и ему, а он постоянно следил, чтобы я могла развиваться, заниматься любимым делом.

Можно ли сделать христианский бизнес?

“Правмир” стал быстро развиваться. Господь дал нам людей – друзей – которые стали сайт поддерживать материально – из своих личных денег.

Мне приходилось видеть немало пересуд, что, мол, откуда деньги, какие госдепы-кремли спонсируют сайт, очень мало кто верил что сегодня можно делать бизнес и по христианки никого не обманывая. По совету Толика я никогда не отвечала на злословие.

Мы работали на “Правмире” без зарплаты, только с утра до ночи думали, где взять деньги на сотрудников и проекты. Если кто-то в это не верит, то…, наверное, лучше пройти мимо.

У меня часто опускались руки, часто казалось, что больше никаких ресурсов нет, поддержки мало, и надо ли кому-то то, что мы делаем… Может быть, бросить все и иметь возможность по утрам не бежать к ноутбуку проверять, все ли правильно опубликовано, а ночью не засыпать за рабочим столом?

И всегда в самый кризисный момент появлялся кто-то, кто говорил – для нас сайт – как воздух. Не бросайте, вы нам очень нужны…

А еще Толик всегда был в тени. Сколько раз я просила его как-то выступить, сделать доклад, написать что-то, он говорил – это ты должна выступать, а я посижу в уголке, послушаю.

Легко ли христианам заниматься бизнесом

Естественн,о это была не первая его попытка заниматься христианским правильным бизнесом. Анатолий начал заниматься бизнесом, но все его идеи слишком опережали время. У него была компания по хостингу сайтов. Сотни православных сайтов он размещал, чинил и всячески помогал совершенно бесплатно.

Несколько лет дела шли очень хорошо, потом бизнес пошел на спад. Последние два года он не каждый месяц мог выплатить себе даже самую маленькую зарплату, тысяч 10 рублей. Но до последней копейки выплачивал зарплаты сотрудникам. Стал искать инвестора – не нашел – боялся лишний раз о своей просьбе и бизнес-плане напомнить, попросить понастойчивее…

Компанию пришлось продать. После заключения договора о продаже фирмы Анатолий два месяца искал новые работы своим сотрудникам – «ну как же – вот эта ребенка одна воспитывает, у другой кредитов столько набрано – ну как я их брошу?». Устроил на работу всех. Горел новыми идеями.

Меня до слез расстраивало то, как много у нас во власти людей неумных, неглубоких, равнодушных, и какой удивительно умный Анатолий, как точно он все видит. Как болит его душа, о том, что в Сингапуре людям сделали прекрасную жизнь, а в богатейшей России с ее ресурсами – не могут и доли того сделать.

Все время повторял, что стратегической программой страны должно стать то самое «сбережение народа», а никто такой задачи не ставит. Очень любил Высоцкого. Тот тоже умер в 42.

Как праведная жизнь и мысли могут дать ребенка Христианину

Детей у нас не было пять лет.

В 2011 году я познакомилась с матушкой Адрианой (Малышевой), стала записывать ее воспоминания. Ее детство было очень тяжелым, потому что ее недолюбливала мама – хотела мальчика, а родилась девочка – Наташа Малышева.

И так матушка горевала об этом и в свои 90 лет, что мне подумалось – если вдруг когда-нибудь у нас родится дочка – назвать ее Наташей, в честь матушки Адрианы, и чтобы это была Наташа, которую бы ВСЕ ОЧЕНЬ любили. Матушка Адриана это одобрила и благословила.

Через некоторое время на программе «Поединок» в обсуждении темы суррогатного материнства я решила рассказать о том, что бездетный брак не означает, что надо поощрять такие репродуктивные технологии и отбирать ребенка у родной матери.

Рассказала об этом с позиции бездетной. И многие-многие читатели “Правмира” тогда молились о том, чтобы Господь дал нам деток. Через 10 месяцев родилась Наташа. Ровно 13 месяцев – день в день – спустя кончины матушки Адрианы. (ред… Вот так Бог дал им ребенка за праведные мысли и деяния)

Мои родители были в разводе, отец все мое детство провел в командировках, их жизнь и отношения нельзя было назвать идеалом жизни христианской семьи, а тут я впервые увидела, что такое любовь отца к дочери.

Я любовалась Толиком и Наташкой. Он дышал ею. Засыпал и просыпался со словами «Какая же она хорошая!».

Уложив, пересматривал ее фотографии, иногда часами. Звал ее Малышовая и Малышастая («Симпатичная и глазастая»). Только 4 месяца спустя мы неожиданно соотнесли ее прозвища с фамилией матушки Адрианы.

Я каждый день говорила, что нам совершенно необходимы еще трое детей, и младшего муж просто обязан воспитать до совершеннолетия.

Легко ли жить в современном мире христианской семье

Тяжело сказать, что жить в современном мире христианской семье очень просто, меня недолюбливали многие – многие считали, что я карьеристка, амбициозная. Преследующая какие-то корыстные цели и мечтающая о наградах.

Когда на вопрос о том, какой я вижу свою карьеру, я отвечала, что мечтаю быть домохозяйкой и многодетной матерью – не понимали, удивлялись, пожимали плечами – не верили. Бывало, что мне от всей души желали узнать, что такое потерять близких, или чтобы “Правмир” поскорее закрылся.

А вот Толик – всегда был для всех другим. ДОБРЫМ. Отзывчивым. Внимательным. Добрым. Добрым. Добрым. Он умел сгладить все конфликты, разногласия и вовремя сказать: «Давайте попьем чайку!» и сбегать за тортиком.

Щедрый. Я не знала о том, скольким людям он помогал. Их было много. Многие помнят об этом с благодарностью. Есть те, кто о его помощи забыли совсем. Но он никогда не разрешал ни малейшего сомнения мне – в вопросах помогать или нет. “Можно ли вот…” – “МОЖНО, смелей!” “Как думаешь, отдать эту вещь или попробовать продать?” – “Да отдавай конечно, смелей!”

Настоящая вера в Бога — это не ритуалы а праведное сердце

Верующий. Глубоко. Не так, как я – правила-посты-каноны. А по-настоящему – любил Бога и любил людей. Ближних. Дальних. Всех. Он считал, что настоящая вера в Бога это не канона а умение жить правильно и поступать как велит доброе сердце.

Он учил меня так – никогда не подписывать никаких открытых писем против кого-то. Только за кого-то. Никогда не участвовать в травле. Никогда не присоединяться к тем, кто гонит. Никогда. Если критик или враг в беде – помочь.

Например, сколько Кирилл Фролов критиковал и ругал “Правмир” – когда его задержала полиция, Толик сразу позвонил – напиши скорее открытое письмо за освобождение – надо поддержать. Написали. Год назад это было…

Идеальный христианин и идеальный муж

Толик был рядом в самые светлые минуты. Был рядом, когда я плакала, когда смеялась, когда обижали “Правмир” и когда хвалили. В самых сложных ситуациях я знала – он придет домой и разрешит все мои проблемы.

Он никогда не бросал и не предавал людей. Осенью он ездил в колонию к бывшему игумену Харитону (Просторову) – снять репортаж о тюремном храме в надежде и узнать, как можно ему помочь. Искал работу тем, кто ее терял. Искал деньги тем, кто был болен.

Ехал и помогал тем, кому мог – безотказно. И очень боялся кого-то огорчить или расстроить. Однажды он забыл в машине у друзей кошелек с деньгами, и не спрашивал у них, пока они сами ему не сказали о находке: “Ну, а если не найдут – они же расстроятся!”.

Однажды мошенники со счета “Правмира” украли накопленные там 300 000, как не хотел Толик никому говорить, чтобы не огорчать, говорил – я лучше сам попробую отработать, ведь жертвователи расстроятся.

Как справиться с горем потери мужа Христианке?

Накануне у нас был обычный и удивительный день, Наташе как раз исполнилось 6 месяцев.

Искупали. Покормили малышку, и Толик ушел ее укладывать спать под аккомпанемент музыкальной белой овечки. Заснули они вместе. Сквозь сон виновато пробормотал мне: «Вот, укладывал спать и сам заснул». Утром мы с Наташей встали и нашли папу без сознания. Скорая констатировала смерть. Острая легочная недостаточность.

Анатолий закончил многие дела. Дорастил дочку до полугода. Передал свою компанию новому владельцу. Устроил всех своих сотрудников. Устроил “Правмир” в новый дата-центр. Съездил в паломничество. Причастился на маленький день рождения Наташи. Был полон идей. Это был, наверное, самый лучший момент жизни, когда как-то вдруг закончились все мелкие, нудные, неприятные проблемки, как-то стало хорошо. И мы благодарили Господа за Его милость.

Сейчас нам очень нужна помощь. Молитвенная.

Чтобы хватило сил пережить это у нас с Наташей и у родителей Анатолия – Евгения и Галины, брата Евгения.

Чтобы Господь научил меня, как воспитать Наташу в полной семье, научить ее любить отца и знать, какой он у нее замечательный. Самый лучший. Чтобы всю жизнь она прошла, зная про него все, купаясь в его любви.

Чтобы у меня хватило сил сохранить нашу семью.

Пока я не понимаю, как сказать от сердца “Слава Богу за все”. Но мне надо учиться.

О иерархии православной семьи и особой ответственности отцов, о различном, подчас непостижимом пути к вере близких людей говорил протоиерей Андрей Ткачев в рамках лектория Благовещенского храма пос. Павловская Слобода Московской области.

Семья – явление библейское, ее начало было положено в раю. Семья возникла, когда еще не было ни государства, ни науки, ни культуры, ни искусства, ни каменных зданий. И как бы продолжая эту мысль, преподобный Паисий Святогорец говорит: когда семья исчезнет, исчезнет все – и монашество, и священство, и культура, и наука.

Семья – абсолютно недемократическое явление. Нет равенства внутри семьи. Как органы в теле не равны, так и члены семьи не эквивалентны друг другу. Если бы матросы устраивали митинг и голосование перед каждой помывкой палубы, корабль утонул бы, не выходя из порта. Ни армия, ни государство, ни корабль, ни предприятие не могут жить в режиме равенства. Нужно давать команды, необходимо, чтобы их исполняли. Такова и семья: «Всякому мужу глава Христос, жене глава – муж» (1 Кор. 11:3).

Семья изначально – система гармонического неравенства. И в принципе равенство – это проклятая идея. Святитель Николай Сербский пишет: люди говорят о равенстве тогда, когда у них исчезает любовь. А когда есть любовь, неравенство не замечается. Если ты на двух ногах и помогаешь калеке – и ему хорошо, и тебе на сердце тепло.

Мы живем в мире, в котором есть явный недостаток любви, поэтому идет борьба за равенство, пока между людьми, потом, возможно, нам будут доказывать, что собака равна человеку. То есть мы до конца сойдем с ума.

Аудитория
Аудитория

Поэтому первое, что я хочу сказать, что семья – структура иерархичная, как и весь мир. И мужчина должен быть первым человеком в семье. Если это не так – дети превращаются в домашних идолов. Ребенок командует матерью, мать командует отцом, ну а мужик уходит к другой женщине через пару лет, когда все это ему надоест.

Время проповедовать грозного Иисуса

В православных храмах очень мало мужчин. И это наша цивилизационная задача: вернуть мужиков, отцов в храм, куда вслед за ними придут жены и дети.

Помню, как в Краснодаре на конференции, посвященной преподаванию Основ православной культуры, один батюшка из Адыгеи поделился информацией, что 100% учителей и родителей их региона сказали: «Нам не нужны никакие предметы о православии, о мусульманстве, все, что нужно рассказать детям о вере, мы расскажем сами в семье. Мы не хотим, чтобы какие-то тетки, атеистки вчерашние, учили детей основам духовной культуры». Оказывается, если духовные предметы преподает женщина, степень усвояемости составляет 10–12%. Если мужчина – 70–80% и более.

Кто из бабушек не жаловался: «Батюшка, вот внучок мой, сладенький, Коленька или Васенька, ходил со мной в церквочку, причащался, пока ему было 7, 8, 9 лет. Сейчас ему 12 лет – не ходит. Ручку вырывает, говорит: бабушка, отстань, больше не пойду». Почему? Потому что женщине Бог дал власть командовать только маленькими детьми и женщинами. А миром командовать должен мужчина.

Я себя спрашиваю постоянно: где наши мужики, где они? Пошел однажды на футбол с сыновьями: да вот они, я нашел мужиков! 70 тысяч широкоплечих, сытых, довольных, веселых, шарфиками машущих.

Протоиерей Андрей Ткачев о иерархии православной семьи и особой ответственности отцов
Протоиерей Андрей Ткачев о иерархии православной семьи и особой ответственности отцов

Владыка Истринский Арсений как-то отметил: сколько людей запруживает улицы наших городов во время Курбан-байрама – и это молодые, здоровые, сильные мужчины. Сколько мужиков молится Богу одновременно – в одном порыве, в одном земном поклоне!

Если мы не приведем наших мужчин в храм, если они не возьмут все в свои руки – мы просто исчезнем, и это будет справедливо. Один генерал, прошедший Афганистан, говорил мне: религиозно мотивированный враг – самое страшное. Он не боится умирать и не боится убивать. У него есть религиозная идея. Он бежит с автоматом и кричит: «Бог велик!» – по-арабски «Аллах акбар!» А нам что кричать? «С Новым годом!»? Другое дело, если боец в ответ произносит: «Христос Воскресе»! Вот тогда уже можно побороться!

Нас мусульмане заставят молиться. Либо молись сегодня по-русски, либо завтра будешь молиться по-арабски, потому что Бог есть. Они уже научили полвселенной молиться по-своему – таджиков, турок, персов. И никто муллу не ругает. «У муллы перстень, у муллы четыре жены, у муллы два мерседеса, у муллы большой дом… Тсс! Не критикуйте муллу, это опасно». Это нас можно ругать: живот большой, нос красный, молимся мало, денег много. Это про нас можно трепать языком, потому что мы добрые и не наказываем за критику духовенства. И если сегодня наши охамевшие русские люди таскают в зубах бедных попов – почитайте социальные сети, сколько там ненависти к Церкви – завтра их заставят молиться по-арабски, и они слова не скажут, потому что голову с плеч снимут в одну секунду.

Если не хочешь по-доброму, по-христиански, по-милосердному, тогда будет по-другому. Знаете, как происходило арабское завоевание Средней Азии? Арабский солдат приходил в кишлак и жил там несколько месяцев. Шашка наголо – постоянно, меч обнажен. Он говорит: я молюсь, и ты молись. Он пять раз в день кланяется, и они кланяются. Солдат говорит «ла-ла-ла», они повторяют: ла-ла-ла. «Я буду есть это, другое нельзя, и ты – делай так же». Он в кишлаке пожил три месяца, научил их молитве, обрядам и пошел дальше. Так возникла новая исламская нация. Бывшие киргизы, таджики стали мусульманами.

Слушатели лектория
Слушатели лектория

Наши крещеные люди сегодня выходят на пикеты с плакатами: «Нам не нужны храмы!» «Дерево спилят, мой Тузик будет скорбеть, потому что негде ему будет лапку задрать… Колокол будет по утрам звонить, нас будить…» И что – Бог будет терпеть это безобразие? Да сметет всех, таджиками заселит или китайцами!

Настало время проповедовать грозного Иисуса, Который будет вытряхивать из нас душу вместе с грязью. Это не гувернер: чего изволите? здоровьица вам? по бизнесу благословеньице? Это вам не Санта-Клаус. Выбьет душу из нас из всех с вами – пока не вразумимся!

Что за русские люди появились на свете, которые Богу не молятся?! Русские всегда молились Богу! Болели – молились. Выздоравливали – молились. Воевали – молились. Побеждали – молились. Проигрывали – тоже молились. Куда бы его ни забросила судьба, русский человек везде строил храм. И хорошо ему было в этом храме. Там родные лица на него смотрели со стен: Серафим Саровский, Сергий Радонежский, Чудотворец Николай…

Готовь к браку, пока поперек лавки лежит

Итак, семья – абсолютно недемократическое явление. Ложь про демократию в семью не вносите. Семья недемократична, она иерархична. Есть мозги, а есть пальцы. Без пальцев можно жить, без мозгов нет.

Еще одна важная вещь: ребенка нужно готовить к браку с детства. Когда рождается девочка в еврейской семье, мама в первые дни жизни должна сказать на ухо этому ребенку: «Дочка, да благословит тебя Бог отцов наших, как Он благословил Сару и Ривку (Ревекку то есть). И да приведет тебя отец твой под свадебный балдахин».

Отец Андрей Ткачев
Отец Андрей Ткачев

Мы с вами настолько осатанели, что наши дочки выходят замуж в 35, в 38 лет, до этого времени теряют девственность, спят с кем попало, делают карьеру, учатся непонятно на кого и потом уже – пытаются «завести» ребенка, как будто это щенок какой-то или «москвич» на морозе, который никак не заводится.

А что женщине нужно? Семейное счастье, что еще! Что ей, в космос летать, асфальт укладывать, штангу поднимать? Это все есть, только счастья в этом всем не видно. А не видно этого счастья, потому что люди сошли с ума. Антоний Великий сказал, что будет время, когда люди станут больными, вознедугуют. Тогда все больные соберутся к одному здоровому и скажут: «Ты самый больной, ты не похож на нас».

О браке нужно думать, когда ребенок поперек лавки лежит, и тогда же готовить человека к семейной жизни – через благословение, молитву и т.д. Кто из вас знает, что нужно прошептать на ухо новорожденному младенцу? Вот еврей знает – как только родился ребенок, нужно на правое ушко шепнуть: «Слушай, Израиль: Господь Бог наш, Господь един». Мусульмане тоже говорят на правое ушко ребенку: «Нет Бога кроме Аллаха, и Мухаммед – пророк его». А что мы говорим на ухо своим новорожденным детям? Ничего. А кто запрещает пропеть: «Христос Воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав!» Эти слова попадут в душу. Младенец забудет, но с детства у него в душе будет вера.

А потом, когда ему исполнится 15 лет, – пойди научи его вере! Он порнографию смотрел, сигареты курил, в кино ходил и т.д. Пока он себе ноги не поломает на хоккее, или в тюрьму не попадет, или в реанимации не окажется – его не научишь. Через беду, только через беду, можно научить вере упертого грешника. Поэтому в мире так много беды. Добрый Бог сыплет на нас беду, чтобы мы научились верить.

У тебя есть вера – взглянул на небо, посмотрел, как звезды зажглись: «Слава Тебе, Господи!» – все, не нужно беды. Заметил росу на траве: «О Боже, как красиво! Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя, слава Тебе, Боже!» – если бы мы так поступали, беды бы не было. Но мы верим в Бога только через беду, потому что мы гордые, упрямые, наглые, черствые, суетные, обезумевшие, в конце концов. Поэтому беда снимает с нас скорлупу, и мы через беду приходим к Богу.

Слушатели лектория Благовещенского храма поселка Павловская Слобода
Слушатели лектория Благовещенского храма поселка Павловская Слобода

…Вот оно, святое, нежное, маленькое, греха не совершившее. Читай ему на ухо: «Верую во Единого Бога Отца Вседержителя…» Не жди, когда ему будет 25 лет, учи сейчас. Он ничего не поймет, но все запомнит. А когда вырастет, оно все воскреснет у него в памяти. Те же евреи считают, что пока ребенок находится во чреве у мамы, Ангел девять месяцев читает ему Тору – страница за страницей. Потом ребенок рождается, Ангел бьет его по лицу, и малыш все забывает. Но когда начнет отроком изучать Тору – как бы вспоминает прочитанное.
Оказывается, в Ветхом Завете мужчина, делящий ложе с женой своей, говорил: «Исполняю Твою святую заповедь». «Плодитесь и размножайтесь» (Быт. 1:28) – это ведь заповедь. Можно ли помнить Бога, когда зачинаешь ребенка? Не то что можно – нужно! Но кто молился перед зачатием? А пока дитя в утробе росло – кто молился? А когда ребенок родился – что мы на ухо ему шептали?

То есть у нас совершенно отсутствует священные, корневые знания о нормальной жизни, о браке, о зачатии, о рождении, о кормлении. И мы стыдимся об этом говорить с детьми. Зато дети наши не стыдятся. Вы послушайте, о чем они говорят, что у них в голове, на языке? Что по телевизору говорят в детское время? А вот про то, что нужно говорить, у нас лексикона даже нет. Значит, нужно снять с себя некий табуированный стыд по поводу разговоров на эту тему брака – надо говорить об этом с детьми.

Теща, два шага назад!

Еще одна очень важная вещь. Кто самый главный человек для другого человека? Скорее всего, самый любимый, самый дорогой, самый важный человек в жизни – это мама, пока девушка не вышла замуж, пока мальчик не женился. А кто самый важный человек для другого человека, когда он женился или она вышла замуж? Если я женился, то самый важный человек для меня – это моя жена. А для моей жены самый важный человек – это я. А моя мама? Мама – шаг назад. Теща – два шага назад. Написано в Библии черным по белому: «Оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одной плотью» (Мф. 19:5).

Вы, мамы, с момента выхода замуж дочерей уходите в тень навсегда. И самый важный человек для ваших дочерей – это муж. Если женщина слушается мужа меньше, чем маму, – она потеряет свой брак. Если мама этого ей не объяснит сама, она будет виновна в развале брака собственной дочери.

Предположим, молодая жена обиделась на мужа: пожарила ему яичницу, которую есть нельзя, а он сказал «ты криворукая». Она к маме побежала. Что должна делать мама? Не открывать ей двери. Должна в замочную скважину сказать: «У тебя есть муж, иди отсюда, чтоб я тебя не видела здесь. Иди, сейчас милицию вызову. Ты жена. Иди к мужу и разбирайся с ним». Тем более если она действительно криворукая. А как с такими ногтями можно борщ сварить? Даже кнопки на телефоне нажимать трудно. С ресниц тушь сыплется, ногти – как у демона, что там можно сварить?

Между мной и моей женой какая степень родства? Нулевая! Муж и жена – это не родственники. Это один человек, две души в одном теле, одна плоть. Когда мать лезет в жизнь своей дочери, вышедшей замуж, – это грубейшее нарушение закона.

Чего еще не терпит брак? Брак не терпит, конечно, измен. То есть измена – как кол осиновый, забитый в самую сердцевину супружества. А еще брак не терпит, например, лени. Лентяй не будет нормальным семьянином. И лентяйка не станет нормальной женой. Книга притч Соломоновых заканчивается похвалой добродетельной жене, которая «не ест хлеба праздности» (Притч. 31:10–30). Говорится, как она «встает еще ночью», прядет, шьет двойную одежду для домочадцев, раздает приказание прислуге.

Поэтому хочешь счастья детям – дай им профессию, причем вначале «ручную» – ремесло. Пусть потом они станут переводчиками, менеджерами, маркетологами, дизайнерами – на здоровье. Но сначала – поварами, штукатурами, ювелирами, сапожниками, водителями. Потому что менеджеры – первые, кто умрет от голода в случае чего. Последними умрут краснодеревщики, паркетчики, штукатуры. И полторы тысячи менеджеров скоро будут бегать за одним электриком, как они уже бегают за одной уборщицей «тетей Дусей». Мы дожили до того, что дворы у нас убирают таджики и киргизы, а шоферами работают казахи и туркмены. Нашим белым лентяям не хочется сесть за баранку, взять в руки метлу. «Долго ли проживем, господа?» – как говорит Петр Мамонов. Это на самом деле – тупиковая ветвь развития цивилизации. На Западе это дошло до крайних вещей. Но мы зря ругаем Запад, мы такие же, как они, только чуть-чуть с задержкой, так сказать.

Поэтому в браке важно трудолюбие. Кто не хочет трудиться, тот будет голодать и умирать. Человек в этот мир пришел на каторгу. Он должен работать. А потом уже отдыхать: «Во блаженном успении вечный покой…»

К труду нужно направлять и своих чад. «Ты носочки свои стираешь? А постель заправляешь? А посуду моешь? Или хотя бы уносишь ее за собой после еды в умывальник? А доедаешь ли ты все за собой?» Если нет – я вам пророчествую: они будут наказаны. А вы раньше, чем они.

Хватит думать, что Господь – самый добрый. Господь страшен в гневе: «Скажут они горам: «покройте нас», и холмам: «падите на нас» (Ос. 10:8). Куда нам бежать от лица Сидящего на Престоле? Христианство – это религия не только любви, но и страха Божия.

«А было мне тринадцать лет…»

Жениться нужно раньше. В браке должна быть ответственность за человека – это касается мальчиков главным образом. Потому что грехи мальчиков остаются за порогом, а грехи девочек заносятся в дом. Мужчины и женщины друг другу не равны, мы разные люди, поэтому согрешившая женщина не равна согрешившему мужчине. Мужчина пахнет ветром, женщина пахнет очагом.

Женщине живется тяжелее, поэтому среди них святых больше. Как говорил Севастьян Карагандинский – за покойных женщин молиться легче, у них грехов меньше. Девочку бить нельзя хотя бы потому, что у нее будет тяжелая жизнь – она еще нахлебается, бедняжка. Лишний раз ее можно поцеловать, приголубить, обнять, что-то там подарить, поиграть. Она еще выпьет свою горькую чашу. Парню можно поддать лишний раз, не умрет. Небитые дети вообще дешево стоят. За одного битого двух небитых дают – правильно говорит русская пословица.

Правда, скоро настанет такое время, когда дети наши, которым вы купили телефоны, компьютеры, будут «стучать» по этим телефонам в ювенальную службу за то, что им не купили игрушку или дернули за ухо. Он пришел, от него пахнет сигаретами, вы дали ему по уху, он позвонил – вас забрали в тюрьму. Это сценарий завтрашнего дня.

Но знаете ли вы, что любой человек будет бит в жизни. И не раз. Так лучше пусть папа побьет его сейчас, а потом Господь его сохранит. Это лучше, чем его изобьют на улице в подворотне, – там будет жестоко и беспощадно.

Парень должен брать на себя ответственность. У них усы уже растут, а им рассказывают в школе, что Волга впадает в Каспийское море, что Александр Македонский ходил в Персию, воевал с Дарием. Какой Дарий – у них мысли совсем другие.

В каком возрасте раньше женились? По римским законам половая зрелость наступала в 12-летнем возрасте. «Евгения Онегина» вспомните. Когда Татьяна к нянечке пристала, любила ли она, та ей ответила:

«– И, полно, Таня! В эти лета
Мы не слыхали про любовь;
А то бы согнала со света
Меня покойница свекровь.
– Да как же ты венчалась, няня?
– Так, видно, Бог велел. Мой Ваня
Моложе был меня, мой свет,
А было мне тринадцать лет.
<…> Мне с плачем косу расплели,
Да с пеньем в церковь повели».

Какая любовь, когда ей было 13 лет, а Ване – и того меньше! В таком укладе заключалась своя мудрость: люди считали, что нужно пораньше переженить детей, чтобы те перебесились уже в браке. А потом стерпится, слюбится. Так жили многие поколения русских людей.

Мы так уже не можем. Но парень все равно должен быть ответственным. Если от него зачала девочка, аборта быть не должно. Ну что ж, дорогой мой, женись. Надо.

Медный тазик и фарфоровая чашка

– Дочь, 17 лет, просится в гости к подруге «с ночевкой». Еще в планах – их совместная самостоятельная поездка в Санкт-Петербург? Как к этому относиться?

– Я бы, конечно, поберег девочку и от ночевки у подруг, и от поездки в чужой город без взрослых. Как мы уже говорили, девочка – это такой немощной сосуд, хрупкое существо, фарфоровая чашка. Мужик – это медный тазик. Его можно об стену бить с утра до вечера, и все равно в нем можно потом будет еще варенье кипятить. А девочка – фарфоровая чашка, ее треснешь о стену, она разлетится, потом уже не склеишь.

И по опыту моих друзей, и по личному опыту знаю – они устраивают истерики: «А я хочу пойти к Кате ночевать!» – «Сядь здесь и не двигайся». Плачут, сопли бахромой: «Я уйду из дома!» Переплачет, перемучается, зато в подоле не принесет, потом еще скажет спасибо.

У девочки с папой какие-то особенные, сложные, напряженные, драматические отношения. Девчонки очень любят отцов. Если папа хороший – им трудно выйти замуж, потому что они ищут именно хорошего мужа, как папа. Если папа плохой – они страдают от того, что он не очень хороший, но все равно любят своих плохих отцов. Девчонки очень нуждаются в нас, в отцах. Они хотят, чтобы мы их защищали, чтобы мы переживали о них. Если мы невнимательны – они обижаются. И мы должны их беречь в таком нежном, таком опасном возрасте.
Понимаете, мужчина без женщины – это человек без ребра. Ну мало ли людей с поломанными ребрами по свету ходит. А женщина без мужчины – вообще-то ребро без человека. А что такое ребро? Это кость без мозгов. Ее любой пес сгрызет. Любая собака в зубы возьмет и будет бегать с ней по двору. И конечно, просто так бросить ее любой собаке – грех, непростительная ошибка. Женщина приобретает смысл жизни в браке, имея возле себя мужчину – мужа. А пока его нет, это должны быть отец и братья.

Когда я жил в Киеве, часто бывал в храме у нашего благочинного, а это недалеко от соборной мечети города. Там всегда много арабов, турок. И я с некоей внутренней скорбью смотрел на мусульманских женщин: они ходят по улицам наших городов, как королевы. Медленно, спокойно, красиво, достойно, никого не боясь. Не нося в руках сумки с картошкой, молоком, селедкой, помидорами. Хорошо одетые, у них в лице читается какое-то достоинство. Наши бабы, как затравленные лошади, с мешками или же – другой типаж – разукрашенные, одетые, как на панель. А эти медленно прогуливаются по улицам наших городов. И у каждой есть несколько мужчин, готовых за нее убить, – женщины это чувствуют. У любой мусульманской женщины, даже если у нее нет жениха или мужа, есть отец, дядя, или два, три дяди, братья, племянники.

Наши женщины никому не нужны. И им это нравится. «Я хозяйка своей жизни». А ведь как легко ее можно обидеть, дать ей пощечину, затащить в подворотню и выпихнуть из подворотни потом. И это ужасно. Наши женщины – матери, жены, дочери – должны быть нам нужны. «Я тебя не пущу никуда, потому что я тебя люблю, я за тебя переживаю. И ты будешь сидеть дома. Выйдешь замуж – потом будешь спрашивать у мужа, можно пойти туда или нет. А пока что я за тебя в ответе».

Неверующий муж освящается женою верующей

– Жена может влиять на мужа?

– Жена может влиять на мужа могущественно и постоянно. Есть прекрасный фильм «Моя большая греческая свадьба» (режиссера Джоэла Цвика), героиня которого придумывает разнообразные схемы, подсказывая их своему недотепе-мужу так, как будто он доходит до всего сам. Если у вас такая умная голова на плечах и вы сможете, не обижая мужа, командовать им – пожалуйста. Но если вы командуете слишком явно, то есть нарушая библейские заповеди, – это плохо. Женщина на первых ролях быть не должна.

– А если муж не может прийти к вере?

– Люди не могут прийти к Богу одновременно. Представьте себе, вы заходите в лес, а там все деревья одной высоты и облака плывут по небу одинаковые. Вы тут же из этого леса выйдете, потому что это не лес, а издевательство. Мы все не одинаковые. Вы познакомились, полюбили друг друга, поженились, когда были неверующими. Женщины обычно приходят к Богу раньше, у них сердце чувствующее, интуитивно принимающее Истину. Но если мужчина приходит к Богу, то он, как правило, идет дальше. Женщина – как была на свечах и сорокоустах, так на них до смерти и останется. А мужчина, приходя к Богу, начинает читать Василия Великого, Григория Паламу, поститься, поклоны бить по ночам. Религия – это дело мужчины.

Более того, я считаю (это мое личное мнение): если верующая женщина хочет выйти замуж за не очень верующего мужчину или только-только крещеного, который не готов каждое воскресенье идти на литургию, но он любит ее, у него есть профессия, он не лентяй, готов повенчаться, крестить детей – это прекрасный человек, берите его в мужья и радуйтесь, что Бог вам его послал.

А то девочки православные мечтают: «хочу найти православного мужа». Да где ты его найдешь? Их очень мало, по крайней мере для того, чтобы все девочки православные вышли замуж за православных парней. Кроме того, современный православный молодой человек – еще не гарантия нормального мужа. Потому что есть православные лентяи, православные алкоголики, православные альфонсы, православные пустобрехи и т.д.

Как говорит Соломон, есть вещи, которые непостижимы: «Я не понимаю: пути орла на небе, пути змея на скале, пути корабля среди моря и пути мужчины к девице» (Прит. 30:19). Путь человека к Богу такой же таинственный.

Но женщина должна слушать своего мужа независимо от того, верующий он или неверующий.

– Даже если он в храм не разрешает ходить?

– Даже если он не разрешает ходить в храм. Если он ваш муж, вы должны чтить его как мужа, независимо ни от чего. Втайне исповедовать Господа, каким-то образом нести на себе тяжесть этого странного состояния, но муж есть муж…

– То есть вы не поддерживаете высказывания, что женщина должна слушаться мужа настолько, насколько муж слушается Бога.

– Конечно, всякому мужу глава Христос, всякой жене глава муж. Но это идеальный вариант. Скорее всего, когда вы женились – Господь Бог вам обоим был до лампочки. Затем вы пришли к Господу Богу, Он стал вам близок и интересен, а вашему мужу – все еще нет. Но он все равно ваш муж.

Если вы каким-то образом приведете своего мужа к Богу – то явно не словами. Женщина может учить только женщину или маленького ребенка. А мужчин учить женщине Бог власти не дал. Сказано ведь: «Также и вы, жены, повинуйтесь своим мужьям, чтобы те из них, которые не покоряются слову, житием жен своих без слова приобретаемы были, когда увидят ваше чистое, богобоязненное житие» (1 Пет. 3:1–2).

Чистым житием, без слов жена тянет за собой мужа, это же плоть одна. И верующая жена, например, не может отказывать неверующему мужу в супружеском ложе. «А я пощусь». Потом попостишься, когда он уверует или когда умрет. Только захочешь ли ты потом поститься, когда мужа не станет?

У нас огромное количество браков, в которых верующие живут с неверующими. И пусть живут, как апостол Павел говорит: «Если какой брат имеет жену неверующую и она согласна жить с ним, то он не должен оставлять ее; и жена, которая имеет мужа неверующего, и он согласен жить с нею, не должна оставлять его. Ибо неверующий муж освящается женою верующею, и жена неверующая освящается мужем верующим. Иначе дети ваши были бы нечисты, а теперь святы» (1 Кор. 7:12–14).

Надо быть верной, любящей женой, не вижу больше вариантов. Мне одна знакомая из Хорватии, у которой муж мусульманин, рассказывала: она зачастила в церковь, ей понравилось молиться. А муж-мусульманин спрашивает: «Что это ты все в церковь бегаешь, может, в попа влюбилась?» Она отвечает: «Слушай, нам батюшка каждый раз после службы говорит, чтобы мы, жены, были мужьям верны, трудолюбивы, покорны, веселы, приветливы». – «А… ну хорошо, тогда ходи, ходи». Подобрала ключик. Понимаете? Вы же хитрые все. Придумайте что-нибудь! Вы замуж выходили без наших советов? Вот и теперь живите с мужем без наших советов – но так, чтобы и Богу служить, и мужу угождать.

Протоиерей Андрей Ткачев

Источник: Журнал «Покров»

31 мая 2018 г.

Что такое христианская семья
Семья Сегодня серьезной проблемой является вопрос, что такое христианская семья и брак. Сейчас это понятие достаточно трудно осмысляется в приходской жизни. Я вижу очень многих молодых людей, которые дезориентированы в том, что они хотят увидеть в своей семье. В их головах существует масса штампов отношений между юношей и девушкой, на которые они ориентируются.

Современным молодым людям очень сложно найти друг друга и создать семью. Все смотрят друг на друга под искаженным углом: одни – почерпнув свои знания в «Домострое», другие – в телепрограмме «Дом-2». И каждый по-своему пытается соответствовать прочитанному или увиденному, при этом отказываясь от собственного опыта. Молодые люди, составляющие приход, очень часто смотрят вокруг себя, чтобы найти себе пару, которая могла бы соответствовать их представлениям о семье; как бы не ошибиться – ведь православная семья должна быть именно такой-то. Это очень большая психологическая проблема.

Второе, что подбавляет градус к этой психологической проблеме: разделение понятий – что является природой семьи, а что является ее смыслом и целью. Недавно я прочел в одной проповеди, что целью христианской семьи является деторождение. Но это неправильно и стало, к сожалению, необсуждаемым штампом. Ведь такая же цель у мусульманской, буддистской, у любой другой семьи. Деторождение является природой семьи, но отнюдь не целью. Оно заложено Богом в отношения между мужем и женой. Когда Господь создавал Еву, Он сказал, что нехорошо человеку быть одному. И не имел ввиду только деторождение.

Первое признание в любви
В Библии мы видим христианский образ любви и брака.

Здесь мы встречаем первое признание в любви: Адам говорит Еве: кость от костей моих и плоть от плоти. Вдумайтесь, как это прекрасно звучит.

В самом чине венчания сначала говорится о помощи друг другу, а потом только восприятие рода человеческого: «Боже святой, создавший из праха человека, и из ребра его образовавший жену, и сочетавший с ним помощника, соответственного ему, ибо так угодно было Твоему Величеству, чтобы не одному быть человеку на земле». И потому многодетность тоже не является целью. Если семье задать такую задачу: обязательно воспроизводить и воспроизводить, то может возникнуть искажение брака. Семьи не резиновые, люди не бесконечные, у каждого свой ресурс. Нельзя ставить такую колоссальную задачу, чтобы Церковь решала демографические вопросы государства. У Церкви другие задачи.

Всякая идеология, которая вносится в семью, в Церковь – страшно губительна. Она всегда сужает ее до каких-то сектантских представлений.

Семья – малая Церковь
Помочь семье стать малой Церковью – вот наша главная задача.

И в современном мире слово о семье, как о малой Церкви, должно прозвучать громко. Цель брака – это воплощение христианской любви. Это место, где человек присутствует по-настоящему и до конца. И реализует себя как христианин в своем жертвенном отношении друг другу. Пятая глава Послания апостола Павла к Ефесянам, которая читается на Венчании, содержит образ христианской семьи, на который мы ориентируемся.

У о. Владимира Воробьева есть замечательная мысль: семья имеет свое начало на земле и имеет свое вечное продолжение в Царствии Небесном. Вот ради чего создается семья. Чтобы двое, став единым существом, это единство перенесли в вечность. И малая Церковь и Небесная стали едиными.

Семья – это выражение антропологически заложенной в человеке церковности. В ней реализуется осуществление Церкви, заложенное Богом в человеке. Преодоление, выстраивание себя по образу и подобию Божию – очень серьезный духовный аскетический путь. Об этом надо нам очень много и серьезно говорить с приходом, юноше с девушкой, друг с другом.

А сведение семьи к стереотипам надо разрушать. И я считаю, что многодетная семья – это хорошо. Но каждому по силам его. И оно не должно приводиться в исполнение ни духовническим руководством, ни какими-то соборными решениями. Деторождение есть исключительно исполнение Любви. Дети, брачные супружеские отношения – это то, что наполняет семью любовью и восполняет ее как некое оскудение.

Супружеские отношения – отношения любви и свободы
Когда мы говорим об интимных отношениях в семье, возникает много сложных вопросов. Монашеский устав, по которому живет наша Церковь, не предполагает рассуждения на эту тему. Тем не менее, этот вопрос существует, и никуда нам от него не деться.

Осуществление супружеских отношений – вопрос личной и внутренней свободы каждых супругов.

Было бы странно из-за того, что супруги причащаются во время чина Венчания, лишать их брачной ночи. А некоторые священники так и говорят, что не стоит супругам причащаться в этот день, потому что им предстоит брачная ночь. А как быть тем супругам, которые молятся о зачатии ребенка: чтобы он был зачат с Божьего благословения, им тоже не причащаться? Почему ставится вопрос о принятии Святых Христовых Тайн – Бога Воплотившегося – в нашу человеческую природу с некой скверной в отношения, освященных Венчанием? Ведь написано: ложе не скверно? Когда Господь посетил брак в Канне Галилейской, Он же наоборот добавил вино.

Здесь встает вопрос сознания, которое все отношения низводит до какого-то животного отношения.

Брак венчается и считается неоскверненным! Тот же Иоанн Златоуст, который сказал, что монашество выше брака, говорит и о том, что супруги остаются целомудренными и после того, как они поднимаются с супружеского ложа. Но это в том случае, если у них честен брак, если они берегут его.

Поэтому супружеские отношения – отношения человеческой любви и свободы. А бывает и так, и это могут подтвердить и другие священники, что всякая излишняя аскеза может являться причиной супружеских ссор и даже распада брака.

Любовь в браке
Люди соединяются в браке не потому, что они животные, а потому что они любят друг друга. А вот о любви в браке за всю историю христианства сказано не так много. Даже в художественной литературе проблема любви в браке впервые поднимается лишь в 19 веке. И никогда не обсуждалась ни в каких богословских трактатах. Даже в семинарских учебниках не говорится нигде, что люди, создающие семью, должны любить друг друга обязательно.

Любовь является основой для создания семьи. Об этом и должен радеть каждый священник прихода. Чтобы люди, которые собираются жениться, ставили перед собой цель любить по-настоящему, хранить и умножать, сделать ее той Царской Любовью, которая приводит человека ко Спасению. В браке ничего другого и быть не может. Это не просто бытовая структура, где женщина – воспроизводящий элемент, а мужчина – зарабатывает на хлеб и имеет немного свободного времени, чтобы поразвлечься. Хотя сейчас именно так чаще всего и происходит.

Церковь должна охранять брак
И только Церковь сейчас еще способна говорить, как создать и сохранять семью. Существует масса предприятий, которые дают возможность брак заключать и расторгать, и рассказывают об этом.

Раньше Церковь действительно была тем органом, который брал на себя ответственность законного брака и одновременно осуществляла церковное благословение. А теперь понятие законного брака все более и более размыто. В конечном итоге законный брак будет размыт до последнего предела. Очень многие люди не понимают, чем законный брак отличается от гражданского. Некоторые священники тоже путают эти понятия. Люди не понимают смысла заключения брака в государственных учреждениях и говорят, что лучше повенчаются, чтобы встать перед Богом, а в ЗАГСе – что? В общем, понять их можно. Если они любят друг друга, то им не нужна справка, какое-то формальное свидетельство о любви.

С другой стороны, Церковь имеет право заключать только те браки, которые заключены в ЗАГСе, здесь и получается странная вещь. В итоге некоторые священники говорят странные слова: “Вы распишитесь, поживите немножко, – годик. Если не разведетесь, то приходите венчаться”. Господи, помилуй! А если разведутся, что не было брака? То есть такие браки как бы не считаются, как будто их не было, а которые Церковь повенчала – это на всю жизнь…

С таким сознанием невозможно жить. Если такое сознание мы принимаем, то и любой церковный брак тоже будет распадаться, – ведь есть причины для расторжения церковного брака. Если таким образом относиться к государственному браку, что он такой “недобрак”, то количество разводов будет только увеличиваться. У брака венчанного и невенчанного одна и та же природа, последствия развода везде одинаковы. Когда допускается странная идея, что можно пожить до венчания, то каким у нас будет сам брак? Что тогда мы понимаем под нерасторжимостью, под “двое – плоть едина”? Что Бог сочетал, человек не разлучает. Ведь Бог сочетает людей не только через Церковь. Люди, встречающиеся друг с другом на земле, – по-настоящему, глубоко – они все равно осуществляют природу брака, данную Богом.

Только вне Церкви они не получают той благодатной силы, которая преображает их любовь. Брак получает благодатную силу не только потому, что он венчан в Церкви священником, а еще и потому, что люди вместе причащаются, вместе живут единой церковной жизнью.

Многие за обрядом венчания не видят сущности брака. Брак – это союз, который сотворен Богом еще в раю. Это таинство рая, райской жизни, таинство самой природы человека.

Здесь возникает огромная путаница и психологические препятствия для людей, которые ищут себе жениха или невесту в православных молодежных клубах, потому что лишь бы православный с православным, а иначе никак нельзя.

Подготовка к браку
Церкви нужно готовить к браку и тех людей, которые приходят не изнутри церковной общины. Тех, которые сейчас могли бы прийти в Церковь через брак. Сейчас огромное количество невоцерковленных людей желают настоящей семьи, настоящего брака. И знают, что ЗАГС ничего не даст, что истина дается в Церкви.

А здесь им говорят: получите свидетельство, заплатите, в воскресенье приходите к 12. Хор за отдельную плату, паникадило за отдельную.

Перед венчанием люди должны пройти серьезный подготовительный период – и готовиться несколько месяцев как минимум. Это должно быть совершенно четко. Хорошо бы принять решение на Синодальном уровне: так как Церковь несет ответственность за нерасторжимость брака, то и допускает его только между теми, кто в течение полугода регулярно приходил в Храм, исповедовался и причащался, слушал беседы священника.

При этом гражданская регистрация в этом смысле отступает на второй план, потому что при современных условиях она дает возможность закрепить какие-то имущественные права. Но Церковь не за это несет ответственность. Она должна соблюсти совершенно четкие условия, на основания которых совершается такое Таинство.

А иначе, конечно, эти проблемы с развенчанными браками будут только расти.

Ответы на вопросы
Когда человек понимает, что он лично отвечает за каждую мысль, каждое слово, за каждый свой поступок, тогда у человека начинается настоящая жизнь

– Что вы делаете в приходе, чтобы восстановить ценность брака?

Брак – ценность самой Церкви. Задача священника помогать человеку эти ценности обретать. Современные молодые люди часто дезориентированы в том, что является сущностью брака.

Когда человек начинает жить церковной жизнью, приобщаться Таинствам, все сразу становится на свои места. Христос и мы рядом с Ним. Тогда все будет правильно, тут нет специальных приемчиков, их не должно быть. Когда люди пытаются изобрести какие-то специальные приемы, становится очень опасно.

– Какие существуют выходы, чтобы решить эту проблему? Что Вы посоветуете молодым людям?