Почему выбирают одиночество некоторые люди (любят хотят нравится боятся в чем причина)

0
260

pochemu-vybirayut-odinochestvo-nekotorНе слишком ли мы уповаем на внешний мир? Ведь он лишь ключ к миру внутреннему. Психология впечатлений утверждает: все, что творится снаружи, – лишь проекции в нашем сознания. Стало быть, переживания, которые нам дано испытать в компании других людей, – это плод работы нашего ума, воображения, фантазии.
Окружающие – лишь гиды, помогающие нам добраться к себе самим. Ощущение единения, испытываемое нами в обществе близких душ, возникает благодаря нашим внутренним ресурсам.

Однако в одиночестве у нас появляются проблемы с внутренней подпиткой. Мы излишне зависимы от внешних гидов-проводников. Без них мы просто испытываем психическое удушье. Психология одиночества давит на нас дефицитом впечатлений. Без них мы, как без воздуха, задыхаемся. Самые полезные и дорогие вещи нам не в радость. Даже родные стены становятся чужими.

Психология одиночества: между жизнью и смертью

Наше психическое содержание находится между двумя полюсами. На одном – жизнь. Там свет, тепло, любовь, умиротворение. На противоположном – смерть. Там холод, кромешная мгла, безнадега, страх. И те, и другие переживания – всего лишь искажения сознания.

Самые благостные наши впечатления связаны, как правило, с людьми: возлюбленными, родителями, детьми, друзьями. От них исходит самый яркий свет жизни. Менее теплые, но все же по-своему согревающие переживания вызывают у нас животные и любимые предметы.

А вот личности, которые почему-то нам не милы, в нашем представлении отодвигаются ближе к полюсу смерти. Свое неприятие к ним мы выражаем в тяжелой гамме чувств – отвращении, ненависти, презрении, жалости.

Читайте также:  Паутина созависимости: как из нее выбраться?

Вот почему мы так стремимся превратить любимых в свою собственность. Они доставляют нам самые светлые переживания. Привязываясь к ним, мы, так или иначе, попадаем в зависимость от них. Близкие отношения становятся наркотиком. Без очередной дозы наступает психическая ломка. Уже от одного предчувствия разлуки нами овладевает томительное страдание. Мы понимаем, что греемся в лучах света, которого скоро лишимся.

Одиночество похоже на приближение смерти. Из подсознания вылезают самые негативные слои подавленных переживаний. Такого состояния панически боятся закоренелые преступники, посаженные в камеру-одиночку. Там насильнику является собственное «Я» во всей неприкрытой наготе. Перед ним стоит нелегкая задача: как не лишиться рассудка?

А вот добровольно уединяющиеся монахи обретают покой без отрицательных ощущений. Из этого следует, что психология одиночества передает не столько состояние физической изоляции, сколько является отражением внутренних переживаний субъекта. Недаром некоторые узники одиночных камер, дав выход тяжелым переживаниям, способны испытать невероятное блаженство. Одиночество перестает страшить их как дамоклов меч, а привязанность к людям существенно ослабевает.

В некоторых духовных практиках, например в психологии Ошо, переживание одиночества считается необходимой стадией очищения перед просветлением. Многие верят, что лишь в полной оторванности от мира людей можно освободить душу от мрака и превратить ее в источник внутреннего света.

Побыть дней 5-7 одному в пустой комнате необходимо каждому, кто находится в духовном поиске. Отсутствие дискомфорта при этом станет свидетельством психологической незашлакованности, чем может похвастать далеко не каждый.

Психология одиночества: причины и следствия

Считается, что энергетическая подзарядка экстравертов происходит в движении. Этим объясняется их тяга к шуму, суете, толпе. А силы интровертов восполняются в состоянии покоя – вот они и ищут уединения. Таким образом, все мы балансируем между динамикой и статикой. Каждый из нас нуждается в своей дозе одиночества, которое позволяет привести в порядок мысли и чувства. Но, чтобы оно было в кайф и шло на пользу, с ним нельзя переборщить.

Чем же опасно затянувшееся одиночество? В этом состоянии человек легко заморачивается на негативе. Ему всерьез начинает казаться, что жизнь – штука, не имеющая никакого смысла. Подобные иллюзорные мысли находят в сознании затворника сотни подтверждений и запросто могут вызвать депрессию. Правда, оказавшись в приятной компании, он в момент освобождается от мрачного настроения, как будто вырывается на волю из темного чулана.

Однако многими замечено, что одиночество может переживаться и в близком окружении. Подобное случается, когда на пути к благостному полюсу души возникают какие-то блоки. К примеру, внутренний свет может полностью сосредоточиться на возлюбленном. Отсутствие его будет восприниматься как сплошное томление.

Нам может быть одиноко в обществе бывших друзей, которые остались на прежнем уровне личностного развития, тогда как мы далеко опередили их, стремясь к новым горизонтам на пути совершенствования. В итоге мрачный период разобщенности может привести к иным смыслам – и свет засияет с удвоенной силой.

Жители мегаполисов не понаслышке знают об одиночестве в толпе. Безликая масса похожа на полуживого монстра, равнодушно поглощающего человеческие индивидуальности. В этом людском море отдельные личности разброшены как потерянные островки.

Нередко причиной одиночества может стать и заниженная самооценка. Неуверенному человеку всегда неохота стать предметом всеобщего обсуждения. Так отшельник сам себя уверяет в собственной никчемности и сжигает мосты с близкими по духу людьми. Вырваться из этого замкнутого круга можно только одним способом – возобновив утраченные контакты, практикуя ежедневное общение.

Часто одиночество становится судьбой гордецов. Эти люди всячески подчеркивают свое превосходство над другими. Их отстраненность – намек на свою избранность, особую ценность. Это не значит, что в глубине души гордецы не страдают от одиночества. Зачастую им свойственно выражать обиду на людей, не добивающихся их общества.

В той или иной степени мы все боимся безопорного пространства, находящегося в глубинах нашей души. Бессознательно мы всячески избегаем внутренней свободы, защищаясь от нее баррикадами психического мусора. Мы боимся остаться наедине с собой, как заточения в мрачном, пустынном подземелье, грозящем неминуемой гибелью.

Мы цепляемся за суету и маяту, внешние события, как за спасательный круг, только чтобы в одиночестве не найти себя. Так мы сами делаем себя заложниками условностей, попадая в болезненную зависимость от них. А излечиться от этого можно, только оставшись тет-а-тет со своим «Я» и бесстрашно вглядевшись в него.

«Одинокий город» — исповедь Оливии Лэнг, — английского эссеиста и писательницы, — о том, каково это: жить в большом городе (когда кругом люди, движение, прогресс), но при этом ощущать гнетущее одиночество — то чувство, которое, — если оно доведено до максимума, — граничит с депрессией.

«Чувство, похожее на голод: все равно что голодать, когда все вокруг приготовились к пиру. В одиночестве весь стыд и тревога, а со временем они начинают лучиться наружу, и одинокий человек делается все более отрезанным от остальных, все более отчужденным».

Оливия Лэнг рассказала о своих переживаниях: какой она казалась себе, когда переехала, в частности, в Нью-Йорк. Она подробно и глубоко описывала процессы в психике, которые запускаются тем сильнее, чем дольше человек ощущается себя одиноким.

«Я работала, но дел мне не хватало, а по вечерам наступало скверное время: я возвращалась к себе в квартиру, садилась на диван и смотрела, как за окном включается наружный мир, лампочка за лампочкой. Я очень хотела не быть там, где находилась. По правде сказать, беда состояла вот в чем: то, где я была, не находилось нигде. Жизнь казалась мне пустой и ненастоящей, до позорного истончившейся, — так стыдятся носить запятнанную или ветхую одежду».

и еще:

«Я ощущала себя так, будто мне угрожает исчезновение, хотя в то же время мои чувства были такими оголенными и чрезмерными, что я частенько жалела, что не могу расстаться с собой — хотя бы на несколько месяцев».

Еще Оливия Лэнг на страницах своей книги подробно рассказала о нескольких деятелях современного искусства (например, об Энди Уорхоле) которые при всей своей популярности тоже были людьми глубоко одинокими и глубоко страдавшими от этого одиночества — каждый по разному и каждый по своему.

Оливия Лэнг, «Одинокий город», глубокое исследование одиночества. Отзывы в интернете: в основном восхищенные: «Прекрасная книга», «проницательно».

Однако мне она показалась «ни о чем». Как ни о чем кажутся сейчас большинство рассуждений и систем, в которых бытие человека сводится только к сиюсекундной жизни, а ответы на вопросы ищутся с антропоцентрической точки зрения — то есть, когда качество жизни оценивается исключительно с позиции «комфорт, покой, достаток, отсутствие проблем».

Вечной жизни в таких книгах нет, Бога нет, а человек, в результате оказывается один — наедине с психоанализом, рефлексией и тщетными попытками разобраться в себе. Иногда одиночество заглушается творчеством — но на очень короткое время.

Одиночество в городе — бич современное человека

Да, возможно, необъяснимое внутреннее одиночество — это бич современного человека, который живет без религии и духовной жизни. Это одиночество может иметь разные внешние поводы, разные формы, разные итоги для самой личности — но происходит все от одного: у человека отняли духовную жизнь и способность искренне верить и доверять Промыслу.

Человек не может построить супружеские отношения, потому что цивилизация воспитывает и оправдывает эгоизм, а семья — это наоборот: полное любви служение другому.

А не имея семьи, человек начинает метаться внутри себя (или наоборот: замирает) и на самом деле все время страдает. Психологические схемы и логические доводы уже перестают быть для него опорой, а становятся клетью, которые мешают вырваться из одиночества — потому что там, где нет светлого и искреннего доверия Промыслу, остается один только страх и боязнь.

И человек остается один: и физически и духовно.

Христианство объявлено старомодным и не отвечающим на современные вопросы. Однако логика, рассуждение и прогресс, которые пришли религии на смену, ответов не дали тоже. Наоборот, они оставили человека без чаяния Вечной Жизни и тем самым сделали смертным — и от того глубоко одиноким.

Это мой дневник, а не лекция, поэтому ниже я просто перечислю несколько тезисов, которые мне кажутся верными в отношении одиночества. Может быть, когда-нибудь в этом дневнике я разберу один или несколько тезисов более подробно…

Одиночество в городе: почему оно возникает

  1. Одиночество возникает в человеке, когда у него нет духовной жизни, или духовная жизнь устроена неправильно, или в ней расставлены неверные акценты. Потому что чувство одиночества — это не одиночество человека, но тоска души — по Вечности, которая когда-то была утрачена, и по общению с Богом, со Христом.
  2. Христос это не только человек, который ходил когда-то по земле, но и Господь. Христос — это Вечность и та часть нашей души, которая стремится жить в нас и двигает нас к жизни, оживляя и вдохновляя душу — душу, которую не «обманешь» никакими логическими доводами и не поработишь никакими новыми устоями в цивилизации
  3. И доказательство «честности души» перед Богом — как раз то щемящее чувство одиночества, которое возникает в человеке от стремления жить по законам современного города и цивилизации, где во главе ценностей лежат деньги и комфорт — то есть, «поверхность», а не «глубина».
  4. Одиночество возникает от отсутствия Богообщения. А когда есть у души Христос, молитва и искреннее, почти что детское, упование на Божий Промысел, то она спокойна и наполнена. А когда душа наполнена и спокойна — то и одиночество в людском понимании не тяготит.
  5. Но вообще это нормально, что человеку, находящемуся в одиночестве, одиноко — потому что смысл человеческой жизни — в служении: или близкому (жене, мужу) или Богу — то есть, монашестве. И только в этом самоотречении рождается полнота человеческого бытия, и только в нем приобретается истинная полнота, которая уводит человека от одиночества — даже, если он по какой-то причине остается пока один.
  6. Все прочие формы бытия — «жизнь для себя», случайные встречи, служение только работе/карьере/земным идеалам — рождают пустоту, которую можно максимум, что заглушить — работой, алкоголем или иным дурманом. И потому столько одиноких людей вокруг, которые вроде как живут успешную жизнь, но несчастливы — потому что их жизнь построена на идее жить для себя, а отсюда проистекает страх что-то потерять.
  7. И еще всему виной — антропоцентризм, который установился в современной цивилизации, который человека и его комфорт ставит мерилом всех вещей, отучая его «мириться», если что-то идет не так — и призывая его оценивать все события вокруг с точки зрения: насколько хорошая теперь моя жизнь, нравится ли она мне.
  8. Антропоцентризм укрепляет в человеке эгоизм — а эгоизм это главный враг души, потому что эгоизм на самом своем деле отделяет человека и от людей, и от его истинного призвания, заложенного в него Богом. (Отсюда — одиночество)
  9. И исчезает это одиночество только в молитве — не как тексте, который мы читаем время от времени, а как образе жизни, когда душа всецело — всем своим естеством устремляется ко Христу.
  10. И искренняя молитва — это лучшее творчество, которое может произвести человек, лучшее стихотворение и самая лучшая музыка. Потому что она не пропадет никогда — ни по окончании нашей земной жизни, ни по скончании веков, и пребудет со Христом и со всеми нами вечно!

Анна: У меня есть два способа борьбы с одиночеством.  Первый – наполнять жизнь. Эти слова я прочитала в какой-то книге. Когда одиноко, плохо, никто, вроде как, не любит, никто не понимает – нужно пойти к тем, кого тоже никто не любит и не понимает. Например, в храме с бабушками поговорить после службы. Соседку старенькую пойти послушать. Не подружке позвонить, а именно кому-то, у кого и нет никого. еще больше, чем  у тебя. Кому часто одиноко. Послушать их рассказы про жизнь… сколько они всего пережили… И нам урок – и им радость – поговорить с кем-то… И вот так, отдавая свое время и силы другим и можно прогнать одиночество!

А еще. Мы ездим иногда в детские интервнаты. Психоневрологические. Приезжаешь туда, берешь с собой пакетик конфет – самых дешевых карамелек – и раздаешь их всем. И вот эти две-три конфетки с какой же радостью люди принимают…. Они не ждут, что кто-то вообще про них вспомнит… И тяжело там бывает, а возвращаешься домой настолько одаренный теплом человеческим…

***

А надо ли бороться с одиночеством? Мне кажется, что это может быть промыслительным обстоятельством: когда есть возможность повнимательней отнестись к самому себе и послужить Богу. В те минуты, когда мне казалось, что я одинок и никому не нужен, я напоминал себе, что это не так: ведь есть Бог, и я ему нужен. И сейчас Бог миловал: даже когда я один, я всегда знаю, что я с Ним

***

Елена: По-моему причины одиночества бывают разные. Особенно в приходе, семье и в других местах, где рядом есть люди. Есть люди, кого не понимают. Может быть они только так думают? Может быть они сами себя не понимают? Не понимают, чего хотят или не видят, что другие их понимают и, не обращая внимания на какие-то кажущиеся “проблемы”, стараются из этих проблем человека вытащить? Может быть требования к другим завышенные или мешает общаться с другими собственная гордыня?

Один раз моя знакомая позвонила бесплатному психологу по телефону. Объяснила, что сидит с утра до вечера дома, что ей скучно и одиноко. Ей ответили: “Займитесь пожалуйста домашними делами…”  В американской деревеньке (а живем мы в Америке) есть одинокие люди. Их одиночество не зависит от них. Так сложились обстоятельства. В прошлом году мы столкнулись лично с одинокими и, я бы даже сказала “забытыми”, пенсионерами, больными одинокими людьми, не имеющими образования. Единственной радостью было то, что в твоем доме зазвенит звонок, и какой-то малыш, зайдя в него, будет ожидать от тебя конфетку или печенье, которые многие из них пекут для детей на сами.

Так что есть одиночество, которое зависит от обстоятельств, есть то, в которое загоняет себя человек сам. И способы борьбы в каждом случае тоже разные.

***

Светлана: Лучший способ борьбы с одиночеством – участие в Таинствах Церковных…

***

Причина одиночества, на мой взгляд – душевная пустота. Какие-бы рецепты не предлагали все это будет попытка забыться в суете. Заполнить душевную пустоту можно лишь встретившись в душе с Богом. Ветхозаветный ад Шеол, был местом без Бога, т.е. местом самого полного одиночества. Что было самым страшным в страданиях Христа? Его слова перед тем как он испустил дух: “Боже Мой, Боже Мой! Для чего меня оставил?” Христос прошел вместе с нами через чувство отсутствия Бога. Лекарство от одиночества – обретение Бога, а путь к этому у каждого свой, длиною в жизнь.

***

Мария: меня от одиночества не спасает ничто. Ни дела, ни общение с друзьями. Только на Литургии после Причастия я не одинока. С одной стороны, это тяжело, с другой стороны – без этого я никогда бы не поняла какой Бог прекрасный!

***

Екатерина: Настоящее одиночество – это просто здорово. Но достигнуть его очень сложно.
Имею в виду, что все люди, которые жили с Богом, были одиноки. И я не думаю, что они искали как справиться со своим одиночеством, но, наоборот, всячески к нему стремились.

***

Что такое одиночество в негативном смысле слова? Как правило это ощущение ненужности, покинутости. А все от чего? От саможаления.
Нужно просто перестать жалеть себя, оглянуться вокруг, вспомнить про то, что на все есть Божия, и если ты один, то значит так надо, и постараться поискать, чтобы ты мог сделать такого хорошего, полезного и нужного для окружающих. Вот, собсно, и все. Вся грусть-тоска пройдет!
“Если не можешь изменить ситуацию, измени отношение к ней!”

***

Одиночество – всесильно. От него спасает только общение с Богом. Но и оно не спасает….
Вспомним Св. Иоанна Лествичника: уныние увидев одинокого (монаха), радостно улыбается, подбегает к нему и не отходит от него до самой смерти….

***

От одиночества спасает осознание того, что ты не одинок. Господь всегда с тобой, и это больше чем, присутствие кого бы то ни было. Вот это и надо пытаться осознать. Уныние – это потеря связи с Богом.
А вот как человек востанавливает связь – это уже дело очень личное и субъективное. Одному достаточно сходить в храм,
другому нет. Исповедаться хорошо, причаститься тоже. Но и это может не помочь.
Надо постараться во всем увидет присутствие Бога во всем, не только в храме, а в твоей жизни.
Ты блуждаешь, а он все время держит светильник над тобой. Как это почувствовать? Не знаю. Но знаю, что можно, если захотеть.

***

Как только приходит осознание внутренних причин одиночества, как только ты решаешься самому себе признаться в своей недоверчивости, так сразу и появляются решения. Ну, в первую очередь, исповедь в собственной чёрствости. Потом – новые знакомства. Не бояться больше общаться с людьми. Даже по работе, к примеру, можно несколько лет к ряду приветственно кивать по утрам коллеге из соседнего отдела и не знать, что он открытый добрый человек. А стоит не просто кивнуть, а спросить о здоровье, о детях, которые иногда забегают к нему на работу, и вот уже вы с ним добрые знакомые.

Бывает «одиночество вдвоем», когда есть любимый человек, но при этом чувство одиночества сохраняется. Это случай, когда человек пытается за счет другого заполнить свою внутреннюю пустоту. Для него другой — это объект, который он хочет использовать для того, чтобы чувствовать себя лучше. А правда в том, что другой человек — не объект. И внутреннюю пустоту извне заполнить невозможно.

Для кого-то одиночество — это состояние радости, отдыха, но это уже не столько одиночество, сколько уединение, то есть такое состояние, когда человек рад побыть наедине с собой.

Есть еще такой вид одиночества, как отшельничество. В этом случае одиночество — это сознательный выбор, духовный рост. Но надо отметить, что в наше время без благословения духовника такой путь — скорее риск, чем подвиг.

Таким образом, существуют разные состояния, называемые одиночеством. Одно состояние, когда человек живет один, и другое — душевное одиночество, когда человек ощущает себя одиноким, независимо от наличия или отсутствия рядом близких.

— С какими видами одиночества люди в основном обращаются?

— У людей, обратившихся в нашу психологическую консультацию за помощью, одиночество ассоциируется с беспросветностью, покинутостью, жалостью к себе, страхом, недоумением: «за что мне это?».

 — Есть ли у одиночества какие-то общие, скрытые от поверхностного взгляда,  причины?

— Часто «склонность к одиночеству» закладывается в детстве. Это бывает связано с травматичным детским опытом. Хотя взрослый и не в состоянии вспомнить свой самый ранний возраст, но на уровне ощущений он может этот опыт сохранить в себе и пронести через всю жизнь. Приведем такой пример: мама, начитавшись Спока, не подходит к своему плачущему ребенку в течение 20 положенных минут, потому что доктор Спок написал, что за 20 минут ребенок может успокоиться. Но современные ученые считают, что до шести месяцев ребенок не способен успокоиться сам, у него процесс торможения еще не развит, он возбудиться может, а успокоиться — нет, ребенок может только истощиться. Он устанет и затихнет, но это не значит, что он успокоился и что ему стало хорошо. У него просто больше нет сил кричать, внутри же у него наступает состояние отчаяния. Ощущение того, что сколько бы он ни кричал, все равно к нему никто не подойдет и звать бесполезно, приводит к тому, что у ребенка не формируется базовое доверие к миру. Базовое доверие – это восприятие окружающего мира как доброжелательного, ощущение того, что в этом мире есть место, в котором меня любят и принимают.

Одна женщина, у которой было счастливое детство, рассказывала о таком своем характерном воспоминании: «Я совсем маленькая лежу в постели, только что проснулась после дневного детского сна, и я знаю, что вот сейчас я из своей комнаты выйду, а там вся семья ждет, когда я проснусь, и тогда они крикнут: «Нюся проснулась!», и будут меня обнимать, целовать». Вот это — ощущение того, что меня ждут, что я любима, что меня принимают. Понятно, что у такого человека с базовым доверием к миру, даже если у него будут периоды вынужденного одиночества, они не будут переживаться как крах жизни. Ему есть на что опереться в своем прошлом опыте. Соответственно, если ребенка никто не ждет, если у него есть ощущение, что он никому не нужен, его никто не любит, он — такой, какой есть, никого не устраивает, если с этим ощущением ребенок растет, то для него одиночество становится привычным состоянием.

— То есть в одиночестве ничего хорошего быть не может, потому что это состояние уже изначально является следствием психологической травмы?

— Не всегда так. Все зависит от того, как человек воспринимает это состояние. Можно воспринимать одиночество как шанс что-то понять в себе, как временную остановку, передышку, когда можно оглядеться, посмотреть — куда я иду, с кем я иду, нужно ли, интересно ли мне то, что я делаю. Это можно сравнить с тем, как человек едет на машине по скоростному шоссе, и вдруг съехал на обочину и остановился. Я провела много тренингов, посвященных теме одиночества, и в ходе работы наблюдала, как у людей менялось отношение к этому сложному чувству. От страха, грусти, безысходности, которые возникали при одном воспоминании об одиночестве, многие переходили к пониманию и признанию необходимости одиночества для своей души, для общения с Богом, для самопознания. В одиночестве есть возможность подумать в тишине, восстановить силы, разобраться в себе.

— Выходит,  одиночество хорошо как временное состояние?

— Это зависит от человека и от того, как он свое одиночество «использует». Можно в этом состоянии «застрять» и так и остаться жить «на обочине», а можно плодотворно прожить это время. Важно помнить, что часто одиночество — это выбор человека, а не вынужденное состояние, в которое он попал. Подчас человек, который жалуется на одиночество, мог бы изменить ситуацию и выйти из этого состояния, если бы захотел.

Но люди не всегда пользуются своими возможностями, потому что, на самом деле, одиночество бывает еще и выгодно. Например, бывает, что вы хотите помочь человеку, и в ответ на его жалобы «Я так устал от одиночества! Что мне делать?», начинаете предлагать ему варианты выхода, а он упорно отказывается, отвергая все ваши предложения. И у вас в какой-то момент возникает вопрос: действительно ли этот человек хочет что-то сделать со своим одиночеством? Вот пример типичного диалога:

— Если Вы чувствуете себя одиноким, сходите в храм, где есть община. Прихожане часто  ездят в интересные паломнические поездки, Вы сможете с кем-нибудь познакомиться.
— Да, но у меня на это времени нет. А в воскресенье мне выспаться хочется и дома посидеть, я всю неделю работаю.
— Не можете в воскресенье, сходите в субботу вечером.
— Да, можно было бы, но в субботу вечером у меня сериал, я не могу его пропустить.
— Ну, хорошо, не будем брать выходные. А на работе, может быть, есть какие-то интересные люди, с которыми можно поговорить?
— Ой, да. Но у нас на работе такой коллектив, что лучше я там ни с кем не буду общаться.

И сколько бы вы не предлагали такому человеку новых вариантов, в ответ вы услышите: «Да, но…». После такого разговора создается ощущение, что его устраивает то состояние, в котором он находится.

Часто, когда человек находится в одиночестве и от него «страдает», он получает массу преимуществ, и этими преимуществами пользуется. Его все жалеют, ему все сочувствуют, стараются помочь. Еще бывает, что одиночество используется как хорошее оправдание: «Вот если бы я была не одинока, вот тогда бы… А так, я ничего не могу сделать».

 

— Получается, что одинокие люди – это, утрированно говоря, «лентяи», которые не хотят лишний раз напрячься?

— Нет, они не лентяи, им просто страшно покинуть свою «скорлупу», «выйти в люди». Одиночество может быть для них уже привычно, оно известно, знакомо, они к этому состоянию адаптировались. У нас же один из самых больших страхов в жизни – это страх нового, страх неопределенности. В одиночестве же все определено, понятно, все запрограммировано, создается иллюзия, что ситуация под контролем. Как только вы из одиночества выходите, то вы сталкиваетесь с тем, что другого человека вы контролировать не способны. И появляется пугающая неопределенность. Как себя с ним /ней вести? Что ему/ей говорить? Как реагировать? Как не допустить ошибку, не показаться ему/ей смешным и глупым? Сразу возникает множество вопросов и опасений.

— А почему одни люди боятся, а другие нет?

— Потому что у кого-то сформировалось базовое доверие и ощущение собственной ценности, а у кого-то нет. Кто-то дает себе право на ошибку, а другой предпочитает не рисковать. У некоторых людей просто чуть больше сил и смелости.

— То есть одинокие – это трусы?

— Нет, не трусы. Просто они со своей силой не встретились и не знают тот потенциал, который в них заложен.

— А как с ней встретиться?

— Хороший вопрос. Ответом на него будет конкретная терапевтическая работа. Обозначим лишь несколько шагов этого нелегкого пути. Во-первых, необходимо признать безусловную ценность собственной личности и того потенциала, который заложен Творцом.  Во-вторых, придется найти и проработать «ядерную ситуацию», где потерялась связь со своей внутренней силой. Еще важно обеспечить себе дружескую поддержку извне — всегда есть люди, которым мы нужны и которые нужны нам, и найти таких людей не так уж сложно, если захотеть. Здесь мы можем вспомнить восточную мудрость, что «Тот, кто не хочет, ищет причины, а тот, кто хочет, ищет способы».

Если я устал от своего одиночества, значит, я буду что-то делать, искать. Православный храм, община — замечательное место, где от одиночества возможно «излечиться», ведь там всегда есть, куда приложить свои силы. Особенно в приходах, занимающихся различными социальными служениями, например, в детских домах, больницах, тюрьмах. Помогайте, ездите и Вы уже не одиноки, и Вас уже ждут, и Вам уже рады. Но прежде, чем встретиться с Другим, человеку необходимо встретиться с самим собой, со смирением и благодарностью Богу принять себя, свою жизнь.

Основное чувство, связанное с одиночеством, — это ощущение внутренней пустоты. И самая главная наша ошибка, что мы пытаемся эту пустоту заполнить отношениями. Заполнение внутренней пустоты возможно только путем установления связи с Богом. Потому что мой внутренний мир – это место для меня и для Бога. А так как это сложно, это требует внутренней работы, труда, духовного поиска, личностного роста, то есть это действительно сложно, то мы пытаемся пойти простым путем, как нам кажется. Найти человека, который сделает нас счастливыми,  который заполнит нашу пустоту. Но это неверный путь. Стержнем нашей внутренней жизни является связь с Богом. Это может быть ощущение того, что Господь меня любит, Господь меня принимает, что жизнью своей я обязан Ему, что я отвечаю за то, как я проживу свою жизнь, потому что Господь мне ее подарил, но Он с меня и спросит.

— А если чувства богообщения почти нет, мы же не такие, как Серафим Саровский?

— Это вектор, по направлению которого мы двигаемся. Важно увидеть перспективу, начать движение в верную сторону. Редко бывает, что после принятия решения сразу все меняется. Наивно на это рассчитывать.

— Почему в современном мире больше одиночества, если исходная идея, что его корни уходят в детство?

— Это связано отчасти с тем, что сейчас большая часть населения живет в городах.

— Казалось бы, в городах народу больше, а значит, больше возможностей для завязывания знакомств?

— Ничего подобного. Моя квартирка отдельная, лифт, соседей не знаю. В деревнях это было невозможно, потому что, хотел человек того или нет, он был включен в деревенскую жизнь. В городе все очень обособленны. К тому же, сейчас у нас есть Интернет, и люди могут работать, оплачивать счета, делать покупки, вообще не выходя из дома. Человек может минимизировать свое общение до заказов продуктов по телефону. В этом смысле город – это идеальное место для «процветания» одиночества.

У нас сейчас исчезли дворы, и  дети сидят дома. С теми, кто ходит в детский сад, тоже вопрос — повезло ли им? Ведь ребенка в детский сад хорошо отдавать после четырех — четырех с половиной лет, когда ему действительно уже хочется общаться. До 4,5 лет ребенок должен дома расти, а общаться с другими детьми на детской площадке, в различных кружках. Но если ребенок в семье единственный, общается только со взрослыми, а взрослые общаются с телевизором, то, в итоге, ребенок оказывается предоставлен сам себе. Сейчас в городе есть все условия для того, чтобы одиночество становилось образом жизни.

— А что нужно делать, чтобы обрести понимание своей души, своей личности?

— Необходимо, чтобы у человека появилось ощущение своей жизни и своей личности как достаточно высокой ценности. Когда мы этой ценности не чувствуем, то начинаем растворяться в окружающих, жить чужими интересами, нуждами. Нам кажется, что жизнь другого человека важнее, а свою жизнь мы обесцениваем, тем самым предаем себя. В результате этого начинает казаться, что нашей жизни нет, мы – пустое место… Все попытки заполнить пустоту безрезультатны или приносят лишь временное облегчение. А признать свой внутренний потенциал, дарованный Господом, ощутить радость и ценность бытия нам мешает и тяжелый детский опыт, и навязанные извне стереотипы, и собственное маловерие — много разных причин.

«Потеря себя», отказ от себя – это не только результат тяжелого детства, но и выбор, порой неосознаваемый, самого человека. Здесь дело не в том, что мы ненормальные. По некоторым статистическим данным,  89% населения в той или иной степени нуждаются в психологической помощи, а остальные 11%, как некоторые грустно шутят,  либо недообследованные, либо им уже не поможешь. В этой потере себя нет обреченности, а есть очень много задач для личностного роста. У всех нас были, условно говоря, травмы.

Кого-то положили в больницу на неделю и маму не пускали — травма. Мама с папой уехали в командировку, оставили бабушке на месяц — травма. Все разлуки-расставания с родителями, особенно длительные, до пяти лет травматичны, ясли, интернаты и «пятидневка» вообще не обсуждаются. Если вспомнить детство просто по фактам, то понятно, что у нас достаточно поводов, для того чтобы еще в детстве потерять ощущение себя. И это не наша вина, это наша беда. И, кстати, это не вина наших родителей.

Поиск виноватого в этой ситуации — самое неплодотворное, что можно сделать. Потому что, во-первых, если мы считаем, что наша жизнь – это попытка над нами поиздеваться или нас наказать, то это претензия уже не к родителям, а к Богу. А если мы все-таки считаем, что Господь нас любит, и Он сделал максимум для того, чтобы нашу душу спасти, тогда мы приходим к мысли, что те условия, в которых мы выросли, те страдания, которые мы перенесли и все-таки выжили при этом, были нам даны, чтобы мы стали крепче, сильнее, чтобы мы что-то поняли, чтобы стали, может быть, где-то мягче, где-то терпимее, где-то смирились. То есть испытания нам посланы на возрастание, а не на то, чтобы нас унизить, оскорбить или над нами поиздеваться.

— Надо сказать, что до настоящего разговора я ощущала себя более здоровой.

— «Многие знания – многие печали», «горе от ума»… Неслучайно эти фразы стали крылатыми. Любая информация, проливающая свет на то, что мы раньше не замечали или от себя прятали, может восприниматься болезненно. Психология – это та область знаний, которая касается непосредственно личности. Когда вы узнаете определенные закономерности, применяете их к себе, то вдруг оказывается, что некоторые иллюзии, в которых вы жили, начинают рассыпаться. На первом же занятии мы предупреждаем студентов, чтобы они имели в виду, что даже простое лекционное занятие по психологии может всколыхнуть у них очень глубокие чувства. Вот эта коробка с бумажными носовыми платочками на моем столе — у нас просто «рабочий инструмент».

— А сколько времени надо работать с психологом, чтобы прояснить для себя все моменты?

— Это зависит от самого человека, от той атмосферы, в которой он живет в настоящее время, от его прошлого опыта, от его семьи. Если у человека было более-менее нормальное детство, и детские переживания ограничились тем, что родители его к бабушке на лето отправляли,  это один вариант. Другой вариант, когда ребенок вырос без отца, или кто-то в его семье страдал алкоголизмом – эти факторы приводят к достаточно серьезным искажениям развития личности. Есть и более тяжелые ситуации, например, когда мама покончила жизнь самоубийством. Безусловно, это не может не сказаться каким-то образом на жизни человека. Но в то же время, здесь нет предопределенности и фатализма. Встречаются люди, которые проходят через горе и потери, и становятся сильнее, мудрее. А кто-то озлобляется, теряет веру. У человека всегда есть выбор!

Работа по поиску своего утерянного «я» порой длится полгода-год, а иногда растягивается на всю жизнь. Все очень индивидуально. Для каждого человека —  это свой собственный путь, который зависит от пережитого опыта.

В течение нескольких встреч устанавливается контакт с психологом. Ведь для того чтобы началась  глубокая работа, необходимы доверительные человеческие отношения. На первых встречах мы, как правило, пытаемся разобраться не столько с причинами возникших у человека трудностей, сколько с его «планам