Как держать эмоции под контролем научиться (чувства мысли желания психология техника упражнения способы взять под полный негативные)

0
19

kontrol-chuvstvОграничение, контроль, работа над чувствами и эмоциями в психологии.

Сенсорная депривация — продолжительное, более или менее полное лишение человека сенсорных впечатлений. Если во время секса вы завязываете друг другу глаза, это тоже отчасти сенсорная депривация. Не видя своего партнёра, вы можете сконцентрироваться на тактильных ощущениях и, возможно, открыть для себя что-то новое.

Если вы закроете глаза и заткнёте нос, а кто-то вам даст ложку корицы, то вы вряд ли угадаете, что во рту у вас именно она. Это тоже отчасти сенсорная депривация. Но что будет, если лишить мозг вообще всех источников информации?

Этим же вопросом в 1954 году задался доктор Джон Лилли и решил экспериментально проверить, что же собственно будет с мозгом в отсутствии внешних раздражителей, когда перестает поступать информация по вестибулярному, слуховому, зрительному, тактильному и прочим каналам. Многие в то время считали, что человек сойдет с ума, либо мозг его «выключится», якобы для его функционирования необходим внешний поток информации.

Первую камеру сенсорной депривации он соорудил в Национальном институте психического здоровья в городе Бефесда, штат Мэриленд, США. Это был звуко- и светонепроницаемый бак, заполненный раствором английской соли (гептагидрат сульфата магния) высокой плотности, температура которого соответствует температуре человеческого тела. Помещённый в бак человек оказывается как бы в невесомости. При этом ничего не видит, не слышит, не чувствует запаха, вкуса (если воду не сосёт), не чувствует температурного дисбаланса и не соприкасается ни с чем.

Короткие периоды нахождения в этом отрезанном от мира состоянии оказывают расслабляющее воздействие на человека. Мозг отдыхает от постоянного потока информации. Но если провести наедине с самим собой чуть больше времени, начинается самое интересное. Через какое-то время мозг начинает компенсировать недостаток внешней информации с помощью галлюцинаций. Зрительных, слуховых или другого рода.

В зависимости от того, сколько тараканов живёт в вашей голове, вы можете испытать апатию, беспокойство, депрессию, которые будут сменяться радостной эйфорией или раздражительностью. Вас могут посетить какие-то творческие озарения.
Американский физик Ричард Филлипс Фейнман в своей книге «Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман!» так описывал свой опыт сенсорной депривации в камере доктора Лилли:
Я подумал, что испробовал бы все, что угодно, чтобы получить галлюцинацию, и отправился в емкость. На каком-то этапе игры я внезапно осознал — это сложно объяснить, — что я сдвинулся на дюйм в сторону. Другими словами, мое дыхание, вдох и выдох, вдох и выдох, происходит не в центре: мое эго слегка сдвинулось в одну сторону, примерно на дюйм.

Я подумал: «А где же на самом деле находится эго? Я знаю, что все считают, что мышление происходит в мозге, но откуда они это знают?» Я уже читал о том, что это не казалось людям столь очевидным, пока не было проведено множество психологических исследований. Греки, например, считали, что мышление происходит в печени.

Тогда я подумал: «Возможно ли, что дети узнают, где находится эго, видя, как взрослые прикасаются рукой к голове, когда говорят: «Дайте мне подумать»? А потому мысль о том, что эго находится именно там, может быть лишь традицией!» Я осознал, что если смог сдвинуть свое эго на один дюйм в сторону, то смогу сдвинуть его и дальше. Вот это и стало началом галлюцинаций.

Я попробовал и через некоторое время спустил свое эго через шею к середине груди. Когда упала капля воды и ударила меня по плечу, я почувствовал ее «прямо там», над «собой». Каждый раз, когда падала капля, я немного пугался, и мое эго быстро возвращалось по шее на свое обычное место.

И тогда мне снова приходилось спускать его. Сначала у меня уходило много времени на то, чтобы спустить эго вниз, но постепенно стало легче. Мне удалось научиться спускать себя до самой поясницы, смещаясь в одну сторону, но дальше я продвинуться не смог.
В другой раз, когда я находился в емкости, изолированной от внешних воздействий, я решил, что если я могу сдвинуть себя к пояснице, то я, должно быть, могу совсем покинуть свое тело. Так что мне удалось «отойти в сторону». Это сложно объяснить — я двигал руками, разбрызгивал воду, и, хотя я их не видел, я знал, что они там.

Но, в отличие от реальной жизни, где руки расположены с двух сторон и опущены вниз, здесь они обе были по одну сторону! Ощущение в пальцах и все остальное было таким же, как и в нормальной жизни, только мое эго сидело вне меня, «наблюдая» все это.

моционально-чувственные переживания, возникающие в межличностном общении, отличаются от эмоций и чувств, вызванных какими-то событиями, предметами, явлениями природы:

  • Во-первых, эмоциональные реакции участников общения носят двусторонний характер. Можно испытывать отвращение к вареному луку или любить грозу в начале мая, но, образно говоря, вареному луку или весенней грозе до вас нет никакого дела. Если же человек, с которым приходится непосредственно общаться, вызывает у вас отвращение, то скрыть это чувство полностью невозможно, оно начинает определять характер вашего поведения в отношении этого человека и, следовательно, не может остаться незамеченным с его стороны, вызывая соответствующие реакции.

  • Во-вторых, эмоции и чувства, будучи по своей природе индивидуальными переживаниями, в межличностном общении приобретают характер послания другому, т. е. становятся сообщениями, смысл которых нужно еще понять, а следовательно, возможны искажения, неточности или даже полное непонимание содержания этих сообщений. Иногда одна и та же эмоция может быть интерпретирована совершенно по-разному в зависимости от позиции интерпретатора.

  • В-третьих, эмоции и чувства, формируясь в процессе социализации, подвергаются жесткому социальному контролю. Когда речь идет о несоциальных объектах, чувства практически не подвергаются ограничению (трудно вообразить запрет на положительное или отрицательное отношение, например, к какому-то цветку, животному, времени года), но в сфере социальных отношений, действуют разного рода санкции: кого разрешено любить, а кого нет; в каких ситуациях можно вести себя искренне, а в каких подобное поведение вызовет недоумение. Разные культуры и группы дают разные ответы на эти и подобные вопросы, но все они сходны в самом факте строгого контроля со стороны сообщества за эмоционально-чувственной сферой жизнедеятельности.

Каждому уровню общения соответствует определенный уровень взаимопонимания, координации и согласования, оценки ситуации и правил поведения участников взаимодействия. Умение понять ситуацию, привести выражение своих эмоций в соответствие с ней — необходимое условие совместной жизнедеятельности.

Так, на социально-ролевом уровне значение имеет не искреннее выражение человеком того, что он действительно чувствует, и неискреннее принятие чувств, выражаемых другими, а правильное, с точки зрения окружающих, поведение в конкретной ситуации. Например, преподаватель, принимающий экзамен, гораздо лучше воспринимает ответ студента, демонстрирующего энергично-деловое настроение, чем естественное для него в этот момент чувство тревожности, неуверенности или страха.

Если на деловом уровне общения его участники стараются контролировать свои эмоции, то на интимно-личностном способность партнеров открывать свои истинные чувства и принимать во внимание эмоциональное состояние другого приобретает решающее значение. В отношениях с близкими необходимо учитывать даже скрываемые ими чувства, в то время как при социально-ролевых контактах в первую очередь следует реагировать на демонстрируемые эмоции.

Источником трудностей и даже конфликтов в отношениях между людьми может стать не только неуместное, но и неумелое проявление эмоций и чувств.

Способы управления чувствами и эмоциями

Управление эмоциями и чувствами предполагает их осознание и контроль за формой проявления.

Когда мы говорим, что человек осознает то или иное свое состояние, то имеем в виду следующее: у человека данное состояние зафиксировано настолько отчетливо, что он способен учитывать его в своих практических действиях; он способен выразить данное состояние в знаковой форме.

Степень осознанности эмоций и чувств может быть различной. Человек может знать, что он нечто переживает и что это переживание явно отличается от всех предыдущих (так, впервые влюбленный человек испытывает состояние, которое он не может определить, но в то же время знает, что оно продолжается и что его невозможно ни с чем сравнить). Иной уровень, который можно назвать собственно осознанием, проявляется в том, что человек способен выразить знание о своем состоянии вербально («Я вас любил, любовь, еще, быть может, в моей душе угасла не совсем»). Именно на этом уровне становится возможным контроль над эмоциями, а именно:

  • способность предвидеть их развитие;
  • понимание факторов, от которых зависят их сила, продолжительность и их последствия.

Нарушение ориентации в собственных переживаемых эмоциональных состояниях может проявляться в следующем:

  • отсутствие осознания самого факта возникновения эмоций (например, человек не замечает своего беспокойства, зарождающегося чувства и т. п.);
  • неверная трактовка эмоций (например, человек трактует обиду как моральное возмущение, а боязнь неуспеха — как незаинтересованность);
  • неверная интерпретация причины возникшей эмоции (например, человек считает, что его гнев вызван чьим-то недостойным поведением, тогда как в действительности он вызван тем, что ему было оказано недостаточно внимания);
  • неверная интерпретация связи между эмоцией и вызвавшим ее поступком (так, человек считает, что наказывает ребенка «для его же пользы», тогда как в действительности делает это для того, чтобы показать свое превосходство).

Наши суждения об эмоциональном состоянии других людей обычно бывают основаны на наблюдениях не только за выражением их лица, но и за жестами и голосом, за ситуацией, в которой находится человек. Однако не каждый достигает при этом удовлетворительных результатов.

Причины, по которым далеко не все хотят и могут осуществить такой анализ, различны. Одни чрезмерно сосредоточены на собственной личности и поэтому неспособны замечать и правильно оценивать состояние других людей. Кому-то это по той или иной причине просто выгодно. У третьих отсутствует навык подобного анализа.

Способы проявления эмоций и степень их адекватности переживаемому состоянию становится самостоятельной проблемой межличностных отношений потому, что в процессе межличностной коммуникации мы сообщаем друг другу информацию и о собственном эмоциональном состоянии, и о своем отношении друг к другу.

Обычно выделяют три возможных способа выражения эмоционального состояния:

  • ненастойчивый, цель которого, скорее, скрыть подлинную эмоцию;
  • агрессивный, цель которого «преподать урок» партнеру;
  • открытый, или уверенный, цель которого дать знать, что вы чувствуете, и не вызывать чувство вины или агрессию у партнера, а в случае собственных негативных эмоций сообщить о них таким образом, который позволит дать знать, что вы чувствуете и, следовательно, понять вас.

Для каждого из этих способов характерна своя структура сообщения.

Так, агрессивное сообщение не просто использует сильные оценочные определения, оно, как правило, построено как «ты-послание», в котором ответственность за переживаемую эмоцию возложена на другого человека («ты выводишь меня из себя», «ты обидел(а) меня», «как ты мне надоел(а)»). Высказывания такого рода имеют двойной эффект: с одной стороны, звучащее в них обвинение, вызывает у обвиняемого прежде всего желание защититься, а не понять причину отрицательной эмоции; с другой стороны, переложив на партнера ответственность за свою эмоцию, адресант тем самым передает ему и власть над собой, поскольку изменение его эмоционального состояния зависит теперь от другого человека.

Только те сообщения о негативных эмоциях не разрушают атмосферу доверия и партнерства, которые носят характер «я-посланий». Такие послания не угрожают самооценке ваших партнеров и одновременно позволяют вам принять ответственность за свои эмоции на себя, а значит, открывают возможность управлять ими (например, «я нервничаю, потому что мне кажется, ты специально делаешь не так, как я прошу», «я расстроился, поскольку рассчитывал вместе провести время»).

Обратим внимание на то, что открытое сообщение о своих эмоциях сопровождается указанием причин, вызывавших данное состояние, и потребностей, которые были при этом задеты.

Сообщение о собственных чувствах и понимание чувств других — чрезвычайно трудная задача. Очень редко два человека открыто говорят о своих реакциях на действия другого. Большинство из нас сдерживает чувства (даже с теми, кто очень важен и дорог нам), поскольку мы боимся обидеть другого, разозлить его или быть отвергнутыми им. Не зная, как быть конструктивно открытым, мы просто ничего не говорим. Наш партнер остается в полном неведении о нашей реакции на его действия. Аналогичным образом, мы ничего не знаем о результате наших собственных действий. Как следствие, многие взаимоотношения, которые могли быть продуктивными и приятными, постепенно ухудшаются под грузом накопленных мелких недоразумений, взаимонепонимания и обид, о которых никогда отрыто не говорилось.

Но даже если мы настроены говорить с партнером о своих чувствах и эмоциях, трудности могут возникнуть при выборе способа их выражения.

Способы словесного выражения эмоционального состояния или отношения к чему-либо чрезвычайно разнообразны. К ним относятся:

  • эмотивно-оценочная лексика и фразеология (например, глупец, дурак, звезд с неба не хватает);
  • называние эмоции или чувства (например, Я беспокоюсь, Я смущен(а), Мне приятно с тобой);
  • сравнительное или метафорическое описание эмоций и чувств(например, «На ней лица нет», «Места себе не нахожу»).

Анализируя проблему эмоционального самораскрытия, исследователь межличностной коммуникации Дж. Л. Уоллен предлагает при описании чувств и эмоций, возникающих в процессе взаимодействия между людьми, строить высказывания с учетом следующей информации:

  • указание на конкретные действия другого человека, которые вызвали у вас те или иные эмоции. Это позволяет вашему партнеру понять, о каком именно поведении идет речь («Вы прервали меня прежде, чем я закончил свое предложение»);
  • описание собственных чувств в динамике, чтобы они воспринимались как способные к изменению, а не как сложившиеся раз и навсегда. При этом то, что беспокоит, лучше обсуждать сразу, не накапливая обиды («Мне нравится то, что вы только что сказали» или «То, о чем вы только что говорили, вызывает во мне чувство протеста»);
  • для поддержания партнерских взаимоотношений важно, чтобы высказывания имели: конкретный, а не обобщающий характер (лучше сказать: «Ты уронил мои бумаги», чем: «Ты никогда не смотришь за тем, что делаешь»); проверяющий, а не утвердительный характер (лучше сказать: «Ты еще не разговаривал с N?», чем «Почему ты не поговорил с N?»); информирующий, а не приказывающий характер (лучше сказать: «Я еще не закончил», чем «Не перебивай меня»);
  • использование уточняющих реплик для того, чтобы убедиться, что вы не сделали ошибочных заключений о чувствах другого («Я подумал, что тебя не очень заинтересовала моя идея. Я не прав?»; «Мое последнее заявление беспокоит тебя?»);
  • наименьшую пользу несут те высказывания, которые звучат как информация о другом человеке, хотя на самом деле являются выражением чувств говорящего, а именно: осуждение другого человека («Ты никогда не проявляешь внимания»); приклеивание ярлыка или оскорбление («Ты — подлец»; «Ты такой грубый»); обвинение — приписывание нежелательных мотивов другому («Тебе нравится унижать людей»; «Ты всегда хочешь быть в центре внимания»); приказания и распоряжения («Прекрати смеяться»; «Не говори слишком много»); сарказм («Ты всегда смотришь на вещи оптимистически, не так ли?» — в противоположном значении).

Таким образом, целью описания собственных чувств является стремление положить начало диалогу, который улучшит межличностные отношения. Отрицательные чувства — показатель того, что что-то не так в ваших отношениях с другим человеком и что вы оба нуждаетесь в выявлении неверных истолкований и ошибочных сообщений. Игнорировать отрицательные чувства — все равно, что игнорировать предупредительный сигнал, который указывает на то, что электрическая сеть перегружена. Описание собственных чувств не должно быть попыткой принуждения другого человека измениться. Исходную установку можно сформулировать следующим образом: «Чему каждый из нас может научиться в этом обсуждении, чтобы сделать нашу совместную работу более продуктивной и более приятной?»

 

Надеемся, что вам понравилась статья про ограничение, контроль, работу над чувствами и эмоциями в психологии. Оставайтесь с нами на портале общения и самосовершенствования и читайте другие полезные и интересные материалы на эту тему!

Источник информации для статьи взят с: http://batona.net/ https://hrliga.com/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your name here
Please enter your comment!