Важнейшие характеристики понятия любви в христианстве (тема что говорит религия о милосердии Бог есть любовь)

0
51

khristianstvo-v-sushhnosti-religiya-lyubvХристианство в сущности религия любви ( семья, этика, понятие, заповеди, точка зрения). КЛЮЧЕВОЕ СЛОВО В ПРАВОСЛАВИИ — «ЛЮБОВЬ».

Когда мы с Егором решили, что хотим венчаться, для нас было важно найти того батюшку, который бы нас повенчал. И мы нашли очень близкого теперь нам священника — протоиерея Алексия Потокина. Когда к нему приходит человек, с какой радостью, с какой любовью он его принимает!

Однажды я видела, как после службы в храм вошла одна беременная женщина. Ей было явно тяжело идти — она была на позднем сроке. Я слышала, как она говорила батюшке: «Честно вам скажу, я не очень понимаю, зачем я сюда пришла, и я никогда в жизни не исповедовалась». Как он сразу загорелся: «Мать, так это ведь тебя ребенок привел!» — говорит. И на моих глазах произошла «левитация»: после исповеди эта женщина так и светилась и, словно на крыльях, вылетела из храма!

И вот отец Алексий для нас — открыватель веры, который объяснял нам простые, но очень важные вещи.

Однажды я спросила его, в чем смысл жизни. И он ответил очень просто: «Смысл жизни в том, чтобы быть счастливым». И я далеко не сразу поняла, как это правильно и как сложно это исполнить. Быть счастливым — это значит быть благодарным за все, что тебе дает Господь! А мы все время чем-то недовольны — я просто по себе знаю. Например, мы молимся и чего-то просим. И вот нам дали. И мы говорим: «Да, в общем, конечно, все правильно, но немножко не так Ты сделал, я немножко по-другому же просил…» Мы-то всегда мним, будто лучше знаем!
Как-то раз я сказала: «Я понимаю, почему многие сейчас так увлечены буддизмом: там все такое легкое и радостное». А он ответил, что самой радостной религией в мире считает Православие. Потому что оно не про то, как тебя придавили грехи, и ты, такой грешный, ползаешь и мучаешься. Ключевое слово в Православии — «любовь». И мы должны стремиться к любви и светлому восприятию жизни.

Еще однажды мы говорили про раздражение. И на мои слова «ну я работаю над этим» он говорит: «Нет-нет, это путь в никуда. Чем больше ты будешь работать над этим, тем больше ты будешь раздражаться и злиться оттого, что ты не справляешься. Ты скажи: Господи, ну да, вот я такая, раздражительная и слабая, помоги мне, пожалуйста, сама я не справляюсь. И вот увидишь…»
Казалось бы, такие простые вещи, но тогда они для меня были открытием.

Ксения Алферова (из интервью для журнала «Фома»)

После заключения брака первые и главнейшие обязанности мужа по отношению к его жене, а у жены — по отношению к мужу. Они двое должны жить друг для друга, отдать друг за друга жизнь. Прежде каждый был несовершенен. Брак — это соединение двух половинок в единое целое. Две жизни связаны вместе в такой тесный союз, что это больше уже не две жизни, а одна. Каждый до конца своей жизни несет священную ответственность за счастье и высшее благо другого.

святая царица Александра Романова

«Свою жену нужно любить не за плоть, а за ее чистую душу и доброе сердце. У жены есть то, чего нет у мужа; она духовно дополняет его, и наоборот. Потому в отношениях между супругами с огромной силой должны проявляться те особенности духа, ума и сердца, которые свойственны только мужчине и только женщине.

Грубость мужского сердца восполняется нежностью и чистотой сердца жены, ибо сердце женщины гораздо тоньше, способнее к духовной любви. А жена… при общении с мужем должна восполнить свой недостаток силы, глубины ума его знаниями, его крепкой волей. Мужчина и женщина должны стать в браке одним телом и одной душой. Из их союза должно родиться нечто высшее, соединив все доброе и великое, что есть в каждом из них».

Святитель Лука Крымский

Даже если в одной семье два человека веруют в Бога, но при этом один из них хотя бы на йоту преуспевает более другого, то ему придётся терпеть от того, кто отстаёт, и его злобу, и его раздражение, и непонимание.

Это происходит оттого, что один преуспевает, а другой завидует и никак не может с этой завистью справиться. И вот начинаются всякие нападения и покоя нет. А почему нет покоя человеку? Потому что в нём немирный дух, в нём нет смирения.

Отчего вообще человек страдает на земле?
Только по одной причине: потому что у него нет смирения.

Дмитрий Смирнов

Слово любовь, наверное, самое употребляемое в человеческом лексиконе всех времен! Но однозначного ее определения нет. Каждый из людей мечтает о своей любви, большой и настоящей. И почти всегда такая мечта терпит крах, а причина одна. Думают о чувственной любви, о влечении телесном, о красоте тела, силе, здоровье, т. е. о чисто плотских переживаниях.

В культе такой любви не хотят, к сожалению, видеть очевидные факты, что человек – существо смертное, что молодость быстро проходит, что здоровье слабеет и ветшает, что подобная любовь очень скоро угасает и нередко обращается во взаимную неприязнь, а то и ненависть.

Христианская культура говорит о совершенно ином характере любви. Она заложена в самую природу человека, и есть ничто иное как «общение друг с другом, нужда друг в друге и забота друг о друге».

Обратите внимание. Здесь — совершенно иное отношение к любви. Ее чувственный аспект уходит, и его место занимает доброе отношение к ближнему и забота о нем. Это чувство постепенно возводит человека к такому нравственному состоянию, когда он видит в другом себе подобном не средство, а цель своих земных трудов. Святитель Василий Великий прямо так и говорит:

«Любовь к ближнему имеет то свойство, что ищет не своих выгод, но выгод любимого к пользе душевной и телесной».

А Нил Синайский, известный подвижник 5 века, сказал как-то по поводу любви совершенно потрясающие слова:

« В любви….каждый свои страдания «передает» всем другим, но и от других «принимает» их страдания. Так нося бремена друг друга, христиане исполняют «закон Христов».

Конечно, такое отношение к ближним должно быть непринужденным и добровольным. Это — как бы естественная норма взаимоотношений в христианской среде, и потому св. Иоанн Златоуст мог сказать:

«Любимый для любящего – то же, что он сам. Свойство любви таково, что любящий и любимый составляют уже как бы не двух отдельных лиц, а одного человека».

Мы уже несколько раз употребили слово «ближний», и я подумал, а неплохо было бы точнее рассмотреть его смысл. О ближнем в Новом Завете говорится много, причем чаще всего, со значением «брат». Употребляемое здесь греческое слово «adelf`os» — брат, множ. число «аdelfo`i» – братья или брат и сестра, означало первоначально связь по физическому рождению. Христианство влагает в этот термин абсолютно новый смысл, и «adelf`os » уже у ранних христианских писателей означает человека вообще, независимо от его происхождения и религиозно-нравственного состояния.

Но такое «братство» возможно только там, где есть религиозные и нравственные отношениях к Богу – Отцу небесному и Сыну Божию — Христу.

Вот один пример из Евангелия от Матфея.

« А я говорю вам, — поучает Христос, -что всякий гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду; а кто скажет брату своему «рака» — пустой человек – подлежит синедриону, а кто скажет безумный, подлежит геенне огненной. Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику, и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» ( Мф. 22-23).

На первый взгляд, любящий жертвует собой, своими личными интересами, а что же остается ему? Оказывается, в предмете своей любви он обогащается общей более полной и совершенной жизнью. Страдают только временные и маловажные элементы земной жизни, а его личность возвышается и обретает вечность, ведь «любовь, — по словам апостола Павла, — никогда не престает» (1. Кор. 13, 8) .

Получается, что плодотворна и перспективна только жизнь, основанная на самопожертвовании и самоотречении. А эгоизм и самолюбие, не допускающие самоограничения, бесплодны, и даже гибельны. Этой истине учит Сам Христос словом и примером Своей собственной жизни:

« Сия есть заповедь Моя, да любите друг друга, как Я возлюбил Вас. Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин. 15, 12-14) .

Такое самоотречение — необходимое условие вечной жизни:

«Любящий свою душу погубит ее, а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную»- читаем мы в Евангелии от Иоанна (Ин. 12, 25) ,

Размышляя над этими словами Спасителя, Ефрем Сирин, известный в христианском мире подвижник поэт и богослов 4-го века (+373) , заметил как-то

«Кто не возлюбит ближнего, тот не узнает, как любит самого себя, а значит, не будет знать, как нужно относиться к самому себе».

Уже хорошо известный нам святой епископ Феофан Затворник со свойственным ему юмором говорил о христианах:

« Любовь – это форменная одежда христиан, по которой их можно отличать от нехристиан. Не надень генерал своей форменной одежды, никто и подумает, что он генерал. Так и в нас, — не имей кто любви, никто, умеющий различать, не признает его христианином: ни Бог, ни ангелы, ни святые. Люди хотя и будут звать его так, но в этом не будет истины».

Такая форменная одежда любви пригодилась бы и каждому из нас, только хорошо было бы ее примерить, да посмотреть, где она не подходит, и где ее надо подогнать, ушить или, наоборот, расшить.

Дело в том, что предложение христианства не только не сводится к самоуничтожению, но прямо ему противоречит. Утверждая вертикальное измерение ценности человеческой жизни и четко различая добро и зло, христианство предлагает полюбить себя, но — лишь в хорошем, а никак не в плохом. Главная проблема эгоиста в том, что, будучи целиком сконцентрированным на себе, он не различает в себе добра и зла. Ему совершенно все равно, за счет чего или кого он достигнет успеха. Успех, возросший на скандале, на любой мерзости, он все равно считает успехом и остается очень доволен. Его мало волнует даже то, что он постепенно теряет самого себя, распадается как личность. Выбрав в качестве точки отсчета собственное удовольствие, эгоист перестает видеть, что на самом деле он тяжело и страшно болен.

Но, вопреки ложному мнению, христианство вовсе не призывает нас похоронить себя в вечном раскаянии. Напротив, христианство требует от нас полюбить самих себя, но только не во всем, а в лучшем. Христианская любовь к себе строится на том же надежном и крепком фундаменте, что и наша любовь к самым дорогим и близким людям. Зная недостатки любимых, мы выделяем, культивируем и мысленно целуем их достоинства, их внутреннюю красоту.

Представим себе обычную и знакомую каждому ситуацию. Мы долго прожили с любимым человеком, мы видим, как медленно и неуклонно он теряет красоту молодости, стареет, слабеет физически. А между тем для нас этот человек по-прежнему дорог. Глядя на состарившихся родителей, мы видим их молодыми, такими, какими мы запомнили их в детстве и полюбили. Они не становятся для нас стариками, напротив, расцветают в лучах нашей любви, обнаруживая всё больше достоинств. С изменением их облика мы все отчетливее видим в них юношеские черты вечного совершенства. Еще бы — ведь это самые важные для нас люди! Не только родители, но и мужья, жены, дети — все они требуют от нас этого взгляда любви, различающего и выделяющего лучшее. Именно за это лучшее в них мы и держимся, прощая ошибки и срывы, пусть даже они и доставляют нам множество проблем.

Но если мы можем так любить других, то почему бы не обернуть этот взгляд любви к самим себе? Именно это и предлагает сделать христианство — увидеть и полюбить себя в хорошем, отказавшись от дурного и поборов его. Вот так, цепляясь за лучшее в себе, мы только и сможем идти ко Христу.

Христианство призывает нас посмотреть на самое главное — на Христа и на образ Бога в других людях и в себе самом. Нужно постараться полюбить в себе именно то, что стремится к Нему, что способно помочь нам соответствовать этому поразительному, по-настоящему подлинному образу.

Именно для того, чтобы стать настоящим, ты говоришь себе сам: я не люблю в себе вот такие и такие черты. В Церкви это называется покаянием, то есть работой по избавлению себя от уродства, которое ты в себе открываешь и которое мешает тебе обрести подлинное лицо. Смысл христианской любви к себе — в желании обрести лицо, с которым человек сможет войти в вечность. Речь идет о том совершенном облике, включающим все — и тело, и душу, и дух. Облике, который, как верят христиане, способен воскреснуть для блаженной вечности с Богом. А потому христианство — религия любви — предлагает человеку единое отношение не только к Богу и ближним, но и к себе самому. Эта любовь, устремленная в будущее, любовь к тому, какими мы можем и должны стать в глазах Бога, любовь, которая предполагает не блаженную «тупую» расслабленность, а напряженное и радостное творчество в течение всей жизни.

Святитель Феофан Затворник на тему любовь и отношения: «За любовь к другим Бог прощает грехи любящего.»
Георгий Задонский:«А у нас разве есть такая заповедь, чтобы нас любили? У нас есть заповедь, чтобы мы любили».
В одной древней молитве есть такие чудесные слова: «Господи, удостой меня понимать и не искать понимания, утешать и не искать утешения, любить и не искать любви».
Монах Симеон Афонский: «Любить – самый высший подвиг, а ненавидеть – самое большое преступление.»
Монах Симеон Афонский: » Не тот мудр, кто всех судит, а тот кто всех любит.»

Священник Алексий (Янг) на тему любовь и отношения: «Мужчины часто жалуются священникам, что жены не любят их. А потом священник узнает, что мужчина ничего не делает для того, чтобы его любили, просто ожидая любви, словно некий идол, ожидающий жертв и поклонения. Таким мужьям следует уяснить, что единственный способ заслужить любовь супруги, это любить самому, ведь в жизни мы обычно получаем взамен то,…

Если хочешь приобрести друга, приобретай его по испытании и не скоро вверяйся ему.

(Сир. 6: 7)

Было время, когда я, приезжая в гости к своему другу отцу протодиакону, постоянно спорил с его супругой о том, возможна ли любовь с первого взгляда. И хотя я не являюсь любителем споров, в этом вопросе твердо стоял на своем: «Нет, невозможна». Матушка же имела противоположное мнение, основанное на собственном семейном опыте, и говорила, что они с будущим супругом полюбили друг друга с первого взгляда раз и навсегда.Эти вопросы: существует ли любовь с первой встречи, возможна ли вообще любовь до брака, что такое влюбленность и является ли она любовью – волнуют, действительно, очень многих. Постараемся разобраться во всем этом.

Итак, может ли быть любовь с первого взгляда и вообще возможна ли настоящая любовь до брака? Перефразируем вопрос так: может ли быть дружба с первого взгляда? Ведь дружба и любовь – очень похожие понятия,…

В православном христианстве есть много правил, разрешений и запретов. Но в погоне за соблюдением формальных требований христианской религии люди, называющие себя «верующими», часто забывают основной смысл Православия: БОГ ЕСТЬ ЛЮБОВЬ. Господь Бог способен простить любые грехи, при условии, если человек искренне покаялся и раскаялся в содеянном до глубины души, если человек действительно любит Бога, других людей, если в нём теплится хотя бы одна искорка любви… Моя любимая бабушка, Царствией ей Небесное, любила повторять, что надо не бояться просить у Господа Бога желаемого, и если желания угодны Богу, то Он обязательно услышит твои молитвы и поможет. И самое главное в мире не деньги, не слава, не власть, а мир, радость и спокойствие в душе. Деньги, власть, красота, молодость, слава, вещи, влиятельные знакомства — это всё временное, наносное, мимопроходящее. И только искренняя привязанность, именуемая любовью, имеет вечное значение, она всегда актуальна, она всегда в сердце, она…

Вопрос: «Известно мирское определение любви. А как бы Вы определили это понятие с христианской точки зрения? Свойство это или чувство?»

Отвечает профессор Московской Духовной Академии Алексей Ильич Осипов:

– Зачем же я буду определять? О том, что такое любовь, у апостола Павла говорится вполне достаточно. Он пытается дать определение тому, что выразить словами невозможно. Надо понять, что подобные вещи нельзя определить словами. Я часто привожу самый простой пример: попробуйте объяснить человеку, который никогда в своей жизни не видел красного цвета, что это такое. Что вы ему скажете? Самое большее, что вы сможете сделать – это нажать на фортепьяно клавишу «до диез» и сказать: «Это – красное». – «А-а-а… Это красное? Спасибо. Понял».

Такие вещи могут быть познаны только опытным путем. Они могут только переживаться, а иначе нужно описывать. Вот апостол Павел и пишет: «Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не…

Влюбленность, или «романтическая любовь» – это совсем не та любовь, о которой как о высшей добродетели говорит христианство. Однако именно эта любовь-влюбленность воспринимается молодыми людьми как очень важное, яркое, неповторимое, пронзительное чувство, смешанная и непонятная эмоция.

Проблема любви как «романтических отношений между мужчиной и женщиной», которые непременно предшествуют созданию семьи и продолжают существовать уже в рамках семейного союза, почти не поднималась христианскими философами. Святые отцы к этому вопросу подходят крайне целомудренно. В их понимании любовь, даже любовь между мужчиной и женщиной – это в первую очередь духовная христианская любовь, это жертвенность, милосердие, терпение, прощение. Однако молодой человек или девушка (даже из христианских семей), впервые открывая в себе интерес к противоположному полу (испытывая то, что по традиции именуется «первой любовью»), данные ощущения и эмоции вряд ли могут конструктивно напрямую увязать с теми…

Надеемся, что вам понравилась статья про то что христианство в сущности религия любви (cемья, этика, понятие, заповеди, точка зрения)  Оставайтесь с нами на портале общения и самосовершенствования и читайте другие полезные и интересные материалы на эту тему!

Источник информации для статьи взят с: http://pravlife.org/ http://minds.by/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your name here
Please enter your comment!